Category: религия

Как надопонимать наезды на церковь

РПЦ сильно не везет в последние годы, церковь не шуточно мочат в информационном пространстве. Не удивительно, что количество верующих снижается - молодежь охотнее слушает рассказы про алчных и тупых попов, чем читает религиозные тексты. Я, мягко говоря, не поклонник патриарха Кирилла, да и вообще мои взгляды на религию такие, что православные быстро теряют охоту заманить меня в свой тесный круг, но все же раз за разом приходится защитать церковь.

Церковь является важным для десятков миллионов людей институтом, непосредственно связанным с судьбой страны. Атакуя РПЦ, люди зачастую атакуют Россию, ее историю, культуру. Стреляя в отдельных церковников, все чаще попадают в веру, значимую для многих. Я бы тоже хотел, чтоб церковь была другой, чтоб пришел злой православный Савонарола, враг богатства, однако это не повод мазать всех священников и верующих черной краской. Ведра нечистот, выливаемых на церковь в интернете привели к тому, что даже многие сторонники Русской Весны не сочувствуют православным русским на Украине, которых сейчас будут выгонять из их храмов, лишать приходов. Всем по кайфу мочить господина Гундяева, а о соотечественниках уже и позабыли как-то.

РПЦ - это калька со всей России, с ее проблемами неравенства, разницей между верхами и низами, подчас вопиющей, свойственной олигархическому капитализму. Генерал и лейтенант, директор завода и инженер, директор школы и учитель, митрополит и простой священник - взаимодействие между этими людьми в РФ примерно одинаковое. И если ворует директор или главврач, это же не повод оскорблять рабочих или медсестер? Вот с церковью тоже самое. Несмотря на обогащение верхушки, низы ее праведные. Среди православных огромное количество крепких, сильных, внтуренне красивых, при этом вполне современных людей.

Я тоже часто подтрунивал над косяками РПЦ, призывал, например, делать упор в школах на преподавании научной картиры мира, но сейчас перестал, потому что антицерковная пропаганда превратилась в убогую истерику. Рассказы про Алчного Попа надоели своей заштампованностью, ориентированностью на рельгоголовых. Например, куда меняя охотно атакуют Алчных Театралов, любящих осваивать бюджетные деньги и рассказывать, как живут в Северном Мордоре. Или Алчных Правозащитников, сладко живущих в Мордоре на президентские гранты. Наконец, никто не атакует Алчных Бизнесменов, которые если не связаны с нефтью и гозаказом, то вообще по определению красавчики, даже если и плятат работникам гроши, запрещая создавать профсоюз.

Особенно забавно, когда РПЦ атакуют русские "националисты", которые вроде как должны быть ревнителями древности, хранителями национальной памяти, хотя порой демонстрируют типично невзоровскую повестку, потеряв свою идентичность. Никто из них, само собой, не интресуется благотворительными проектами церкви, добрыми поступками простых священников, множеством людей, которым помогла религия встать на ноги.

Такие дела. Чувствую, как пыхтят злопыхатели на эту заметку (причем с обеих сторон), которая, наверное, будет стоить мне потери нескольких читателей, ибо не в тренде, ибо против тусовочек. Но надоели штамы.

(На фото - священник Анатолий Чистоусов. Поинтересуйтесь, кто это, если не знаете)


Твиттер, инстаграм… Падаем дальше?

Проследим за российской модой на новые средства общения: сначала ЖЖ,  потом ВК и фейсбук, далее твиттер и, наконец, инстаграм.  Вектор очевиден: в ЖЖешечке нужно было писать целые очерки, в соцсетях – складывать вместе абзацы, а в твиттере достаточно лишь строить отдельные фразы, в инстаграм же можно вообще ничего не писать, только выкладывать фото.

Покопайтесь в старых шкафах в родительской квартире и вы наверняка найдете письма вашего отца или вашей бабушки.  Грамотность и стиль этих посланий из прошлого может поразить современного человека. Представьте себе,  люди умели литературно выражать чувства, знания, переживания, использовать художественные образы. Грамотной русской речью еще одно-два поколения назад владели не только интеллигенты, но и простые работяги. С развитием гаджетов грамотность и стилистика перестали быть нужными, ведь тыкать кнопки в инстаграме сегодня может даже Рамзан Кадыров.

Человек в твиттере-инстаграме должен всегда быть на связи, не выходить из оборота ни на миг, в этом отличие данных продуктов от уже не столь модных соцсетей. Пошел на танцпол – отметился, пошел в сортир – тоже.  Современного “продвинутого” человека превращают в набор банальных фотографий и максимально упрощенных комментариев действительности, подчас лишь репостов чужих мыслей.  Способность к самостоятельному анализу, которая напрямую связана с письменной речью, уходит из жизни. Нет времени остановиться, задуматься, прислушаться. Тиражи умных  книг ничтожно малы по сравнению с наступающим интернет-охватом реальности.

Естественно, техническая возможность зафиксировать окружающий мир не является злом сама по себе. Наоборот, это огромное поле для самовыражения, отказываться от которого просто глупо. Вопрос в том, что действительно ценное, острое, смешное, воодушевляющее происходят в жизни человека не часто, уж явно не десять раз в день, однако это значимое тонет в информпотоке бессмысленного контента. Удивительно, что наступление гаджетов не отразил ни один из авторов романов-антиутопий.

Можно с сарказмом наблюдать за такими гримасами действительности как избрание нового Папы Римского. Католики со всего мира потратили деньги и приехали на это важное для них событие. Казалось бы, духовный мир верующего человека требует в этот торжественный момент максимального самоотречения от мирских дел. Но нет же – тысячи рук тянут вверх свои бессмысленные гаджеты, чтобы снять появление понтифика, show must go on! Идиотизм ситуации проявляется в том, что профессиональные фотографы и видеооператоры, очевидно, снимут появление нового папы более качественно, но нет же – ничто не в силах остановить гаджет-психоз.

Другой интересный феномен – проникновение инфо-примочек в вооруженные конфликты. Здесь тоже еще не поработали писатели-фантасты.  “К запаху смерти стянулись камеры мобильных” – мы это видели в Ливии, наблюдаем и в Сирии. Одни бородачи кричат “Аллах акбар!”, а другие щелкают в это время объективами гаджетов. Смотрится странно, однако, внезапное появление старухи-смерти – это все же нечто на порядок более значимое, чем хипстерская мешанина мегаполисов. Интересно, когда начнут снимать на айфоны похороны близких.

В общем, развитие гаджетов – это серьезный вызов для разума и духа.  Молниеносные коммуникации в масштабах земного шара – это очень круто, однако сможем ли мы сегодня написать страницу литературного текста? Без пресловутого Ворда, правящего ошибки.

gagne2

Глеб Самойлов: декадант и бунтовщик

Кто из патриархов русского рока претендует на роль совести нации? Во-первых, это Юрий Шевчук, который и про Родину пел, которая вовсе не уродина, и в Чечню ездил к солдатам, за жизнь с ними беседовал, и задавал Путину острые вопросы (Вы кто? Я – Юра-музыкант!).

Во-вторых, монументальным православным патриотом давно является Константин Кинчев, сверяющий тексты песен с собственным духовником. Впрочем, христианский крест на груди не мешает ему скакать по сцене в шортах и женских сапогах.

Уж кто-кто, а Глеб Самойлов, будучи одним из фронтменов “Агаты Кристи”, приглашавший поиграть в декаданс маленьких девочек или прогуляться по сказочной тайге, явно не вписывался в ряды записных правдолюбцев. Не политика, а эротика сквозила из “Агаты”.

Между тем, нынешний Глеб Самойлов – это уже два года как не слащавая подростковая “Агата Кристи”, а жесткий The Matrixx. Теперешний Самойлов украшает сцену полотнами Беляева-Гинтовта, восторгается дневниками Геббельса и с анархистом Никоновым поет о бомбах. На страницах прохановской “Завтра” он рассуждает о де Саде, Мамлееве и Вертинском, а после выступает на “Марше миллионов”.

С Глебом мы с моей коллегой Марией встретились 5 августа на питерской площадке “Зал ожидания”, где взяли у него интервью в ходе подготовки нового выпуска Студии Ф1. Беседовали о политике, чуть меньше – о творчестве. Размякший после празднования собственного 42-летия Самойлов был добродушен как кот и охотно говорил на острые темы. “Лишь на сцене я настоящий” – сказал затем Глеб, и вышел к микрофону в комиссарской фуражке с красной звездой. Буря началась.

Наш сюжет о выступлении Глеба Самойлова и The Matrixx можно посмотреть ниже: