Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Лукавая история

Разговор о Белоруссии стоит начать с самого главного, основополагающего вопроса – о взаимоотношениях с Россией. С того, что нам здесь в России следует измерять именно этой мерой все происходящие в Минске процессы, ведь в конечном счёте не нужна никакая Республика Беларусь, независимая от РФ, равно как и Россия, навсегда расставшаяся с Киевом и Минском – неполноценное образование. В принципе, если вы считаете, что Беларусь – це Европа, а Московия – это азиатский Мордор, и вместе им не быть, то дальше можно не читать.

Понятно, что объединить великороссов с белорусами в одной стране, подобно тому, как, например, ФРГ слилась с ГДР – задача не из легких, и самой выгодной позицией остается выступать за Союзное государство как переходный этап к историческому воссоединению. Задача объединения Москвы и Минска является на данном этапе не столь революционной по форме, как кажется, она возможна без разрыва прошлых договорённостей и может проходить в рамках тех международных норм, которые были приняты в 90-е годы. Тогда, в период «дикого капитализма», парадоксальным образом на этом направлении было осуществлено намного больше правильных шагов, чем в нынешние годы «державности» и «суверенной демократии».

Больше Путина для дела воссоединения РФ с РБ сделал дедушка Ельцин, в годы президентства которого с 1996 по 1999 год был принят ряд двусторонних договоров, итогом которого стало это надгосударственное образование единым Парламентом и Госсоветом, Постоянным Комитетом. В Союзе предполагалось принятие унифицированного законодательства, а также единый флаг, герб, гимн, единая валюта. Всё это весьма одушевляло русских людей по обе стороны границ, измученных «парадами суверенитетов». Не случайно Егор Летов, в творчестве которого тогда еще не остыли баррикады Верховного Совета, на концерте в Петербурге в 1997 году кричал в зал: «Слава союзу Белоруссии и России! Слава Белоруссии! Слава России!».

Александр Лукашенко, молодой президент соседней Республики, казался многим настоящим героем, который начнёт возрождение СССР (ну, или Российской Империи). Вялый, слабеющий Ельцин казался решительному Лукашенко удобным внешнеполитическим партнёром, а однозначный, не лукавый курс на интеграцию с Россией был понятен и принят жителями Белоруссии, отдающим голоса за Батьку, которым гордились. Белоруссия в конце 90-х и начале «нулевых» была своеобразной «образцовой Россией», до которой должна дотягивать сама РФ. Помнится, в своё время по сети гуляла фотография, снятая с воздуха – граница между двумя членами Союзного государства: со стороны Белоруссии –поля засеянные, со стороны России – поля заброшенные.

Курс на «образцовую Россию», где белорус подавался как работящий, не пьющий русский с советским знаком ГОСТ, соблюдался Минском примерно до 2006 года. Этот период можно назвать золотой порой Союзного государства, однако основы, заложенные в 90-е, требовали развития интеграции, которая всё более тормозилась. Лукашенко отдалялся от России, тяготея к многовекторной политике, постепенно им был выбран курс на формирование независимой белорусской идентичности с самостоятельным историческим бэкграундом. Заигрывание с самостийностью усилилось в Белоруссии за последние пять лет до такой степени, что белорусские публицисты, заявляющие о необходимости объединения Минска и Москвы в единое государство, получают тюремные сроки, хотя по сути они озвучивают лишь то, что предлагал сам Батька на заре своего длинного президентства. Согласно недавнему опросу, 54,8% опрошенных в РБ высказались против того, что «Беларусь и Россия должны построить союзное государство с единой валютой, президентом и парламентом». «За» высказались 20,4 % респондентов.

Сложившаяся ситуация прискорбна и трагична. Следует признаться самим себе, что современные жители Белоруссии не хотят присоединения к РФ, хотя этот процесс был основным трендом, благодаря которому Лукашенко цементировал свой режим в первые годы правления. Ответственность здесь лежит не в меньшей степени на российской политической элите, провалившей белорусское направление. Сегодня Минск также потерян для Москвы как и Киев. За все постсоветские годы российская власть не утруждала себя в создании в Белоруссии политической силы, нацеленной на объединение с Россией. Не велась никакая последовательная работа в сфере культуры, медиа, образования политических партий, которая убеждала бы белорусов, что они – тоже русские и должны вернуться домой. Вместо этого наблюдались лишь неуклюжие попытки московской олигархии заполучить контроль над экономикой РБ, встречавшие отпор со стороны белорусских властей и белорусского общества.

Здесь стоит приблизиться к сути последних выборных процессов в Республике. Порядка 45% предприятий Белоруссии – это госпредприятия, причём около 25% всех предприятий республики – убыточные. Минская власть путём толкового государственного планирования обеспечивает заказами старые заводы и совхозы с большим штатом работников, а сохранение занятости обеспечивается даже с потерей экономической эффективности. В Белоруссии как массовое явление сохранились советские люди, понимаемые, как работники и специалисты крупных промышленных и аграрных предприятий. Эти трудящиеся – ядерный электорат Лукашенко. Прежде всего, это люди в возрасте 45+. Они понимают, что поглощение белорусской промышленности московскими хищниками означает приватизацию их места работы«эффективными менеджерами», которые устроят массовые сокращения и ликвидацию социального обеспечения работников. При этом у белорусских рабочих и крестьян (здесь без иронии) есть понимание, что прозападная бел-чырвона-белая оппозиция в экономическом плане – это те же самые приватизаторы. Заявления Тихановской в духе «я обычная домохозяйка, если изберёте – проведу перевыборы и вернусь к своим пельменям» лишь усиливает страх перед «диким капитализмом».

С другой стороны, от Лукашенко накопилась усталость в белорусском обществе. Он теряет молодёжь и средний возраст. В последний год власть откровенно злит людей. Например, присваивает себе волонтёрство и помощь медикам в период активного распространения коронавируса, при том, что врачам не оказывается должная финансовая поддержка. Ну, а фальсификации на выборах не вызывают сомнений у думающих людей. Экономика стагнирует, она закредитована, «образцовые русские» потеряли свой былой лоск. Белорусской промышленности и сельскому хозяйству нужен выход на большие рынки, которые есть в РФ (вот и экономическая программа для интеграции, которая будет выгодна жителям Белоруссии). Кстати, даже 20% сторонников объединения с Россией – это хорошие стартовые позиции для русского кандидата на выборах в Белоруссии, которые при одновременно разумном и массированном подходе к пропаганде могут легко удвоиться и утроиться.

В противостоянии первой и второй категории белорусов не так просто найти своих и чужих. Что толку радоваться тому, что Батька не допустил «майдан» снизу, если он проводит «майдан» сверху, поддерживая литвинство? Белорусские протесты не проходят под лозунгами против русских и нацистскими знамёнами? Да, это так, антилукашенковский движ выглядит лучше, но он ведёт к погрому устоявшейся экономической модели и власти демагогов либерального толка, вооружённых уличными вопилками с митингов. Делу объединения РБ и РФ не поможет ни чужой, ни хищник, а углубление Союзного государства уже невозможно с Путиным и Лукашенко.

Антиглобализм по-русски



Россия всегда развивалась как имперское государство – и во времена царей, и во времена большевиков. Ради выживания страны необходимо продолжить этот вектор. Путинская олигархическая власть тоже копирует имперскую форму - однако за антуражем холёных гвардейцев из кремлевского полка в старомодных киверах стоит примитивное желание встроиться в верхушку общемирового «золотого миллиона». Отсюда и особняки за границей, и оффшорные счета, и дети, учащиеся в престижных западных школах и университетах.

Национал-большевики – антиглобалисты и последовательные имперцы, сторонники сильной и независимой России, в отличие от вороватых дельцов, представляющих собой нынешнюю элиту (на самом деле - псевдоэлиту). Мы аплодировали Путину, возвратившему Крым в русле наших старых НБ-тезисов из 90-х. Можно отметить правильные начинания властей РФ по защите русских за рубежом, однако видим эти действия половинчатыми, во многом имитационными. Сегодня нам мало Путина, мы себя видим большими патриотами, чем нынешняя российская власть.

Однако, следует понимать, что на земле торжествует единая мироэкономика (по И. Валлерстайну), где страны разделены на ядро, полупереферию (к которой относится и наша Ресурсная Федерация) и переферию. Существующие имперские образования (США, Китай) по-прежнему встроены в существующую экономическую Систему, не уничтожая неравенство и не ликвидируя унизительную бедность народов, отброшенных на обочину жизни. Наличие империй само по себе не разрывает гегемонию глобального капитала, поэтому мы одобряем сопротивление бедных и беднеющих наций, обращенных против неолиберальной политики элит. Еще В.И. Лениным было прозорливо указано, что борьба с капитализмом перемещается в страны «третьего мира», в наибольшей степени страдающие от эксплуатации и несправедливого распределения благ. Мы поддерживаем интернациональный характер этой борьбы, однако интернационализм не должен осуществляться в ущерб интересам России и русской нации. Наша идеология – антиглобализм русских патриотов.

Мы отвергаем конечную цель «левого» антиглобализма, предполагающего ликвидацию всех государств, включая Россию, однако в своих промежуточных формах он – наш союзник, как молот, наносящий удар по мировой капсистеме. Пусть будут сильны его удары, но мир без России – пустышка, будь проклят такой мир.

Необходимо отметить, что классические левые не играют первую скрипку в европейском и американском антиглобалистском истеблишменте (возможен и такой термин). Эту тему давно оседлали лево-либералы, представляющие собой отражённую в чёрном зеркале идеологию правящих элит. Лево-либералы уводят антикапиталистическую повестку к осуждению вторичных вопросов – будь то радикально поданный феминизм, защита мигрантов или сексменьшинств. Лево-либералы не угрожают капитализму, а выступают лишь полезными помощниками глобальной олигархии, канализирующими протестный потенциал беднеющих масс (впервые с 1945 года новое поколение жителей Западной Европы живет хуже предыдущего). Настоящим левым следует очищаться от ересей лево-либерализма.

Мы также отвергаем и многие патологические формы «правого» антиглобализма – например, распад государств на этнически однородные аграрные общины, где в форме фальшивой пасторали будет строиться пародийный крестьянский мирок с «калашами», лаптями и балалайками. Мы подвергаем скепсису и многие аспекты «Четвёртой политической теории» А. Дугина, где предлагается противостоять мировой капсистеме через обращение в Азии и Африке к племенной архаике.

Национал-большевики – за проведение новой индустриализации в рамках социалистической экономики, за протекционизм. Россия должна обладать политическим и экономическим суверенитетом (по К. Шмитту), не являться придатком Востока или Запада. Необходимо направить усилия на обретение этого суверенитета, которой возможен только при возрождении промышленности. Должны быть как восстановлены жизненно необходимые базовые хозяйственные отрасли (сельское хозяйство, легкая промышленность, машиностроение), так и развиваться передовые направления в рамках «шестого технологического уклада» (нано- и биотехнологии, цифровые технологии, альтернативная энергетика, искусственный интеллект).

Русский антиглобализм мы не видим без преодоления технологической отсталости родной страны, без штурма неба. Мы запустили человека в космос в XX веке, а в XXI веке наши люди обязаны вступить на Марс!

В то же время, антиглобализм – это не только технологический рост, это ещё и изменение общественной жизни. Национал-большевики – за государство, сильное во внешней политике и организующее деятельность крупных предприятий на принципах плановой экономики. Однако, внутри страны мы – за свободное развитие социума, за цветущую сложность. Если глобалисты выступают за единообразное государство послушания (прозорливо описанное Э. Лимоновым в книге «Дисциплинарный санаторий»), где жизнь индивиду определяется политкорректностью, потребительской философией и допустимыми мещанскими формами поведения, то национал-большевики допускают независимое существование различных общин внутри единого государственного организма.

Глобализации нужны травоядные, она не нуждается в революционерах и выталкивает их в находящиеся в состоянии хаоса нищие страны переферии. Мы против такой Системы, которая уничтожает в человеке героическое начало. Человек также не должен жить в цифровом рабстве, где его жизнь зависит от системы видеокамер, а также аккаунта в соцсетях и номера банковской карты, которые могут быть отключены надсмотрщиками из транснациональных корпораций или местных контролирующих органов.

Итак, НБ-антиглобализм основывается на следующих принципах:

1) Россия должна существовать как Империя, будучи одним из центров многополярного мира, проводящая суверенную внешнюю политику и строящая суверенную экономику на принципах новой индустриализации;
2) для демонтажа глобальной капиталистической системы необходима поддержка социальных и национальных протестов бедных и беднеющих народов против неолиберальной политики мировых элит;
3) необходимо освобождение людей от власти «дисциплинарного санатория», следует отринуть подчинение человека глобальному унифицированному стандарту поведения, с небывалой силой навязываемому в «цифровую эпоху».

Оригинал

Как надо понимать конфликт США с Ираном

1. Нет, это не Третья мировая война. Если вы не идёте в магазин покупать запасы тушёнки на месяц, не изучаете, где у вас в районе бомбоубежище, не рассматриваете планы эвакуации детей и родителей, а вы это не делаете, то ничего похожего на первые две мировые бойни с танковыми армадами и мобилизацией народов под ружьё не происходит. Не правильно разбрасываться с дивана серьезными словами.

2. Ситуация на Ближнем Востоке, наверное, никогда в истории не была столь хаотичной с точки зрения участия сторон. Например, есть турецкий лидер Эрдоган - "друг Путина" (ДП). Эрдоган - партнёр Трампа по НАТО, при этом постоянно попадает со Штатами в клинч. В Сирии Эрдоган то воюет, то дружит с другим ДП - Асадом, который сбивает ракеты, выпущенные Израилем, который возглавляет очередной ДП. В Сирии есть и иранские формирования, и это тоже всё ДП, которые враждуют с Израилем. В Ливии Эрдоган ставит на одно правительство, а Кремль на другое, а вот в это время в Йемене саудиты, тоже большие ДП, воюют с иранскими прокси... В общем, в данном регионе поколачивают друг друга одни сплошные "друзья Путина", первый из которых сам Дональд Фёдорович Трамп. Излишне говорить, что никакие они не друзья, а просто партнеры по решению тех или иных вопросов.

3. Уже окончательно понятно, что не наступает никакого "открытого общества", где стираются границы, люди живут по международному праву, разоружаются, торгуют и путешествуют, а пони какают радугой. «Кому-то Новый год, кому-то старый гад, Где-то идёт град, где-то стреляет "Град", А ты, давай, будь рад, как будто хавал бутират». Мир распадается на империи, распадается на территории с абсолютно разным уровнем образом и качеством жизни, распадается на сообщества людей, которые совсем не похожи друг на друга, несмотря на всеобщую доступность мировой сети и масскультуры. Кто-то не держал ничего в жизни тяжелее мыши и мочит террористов в Call of Duty, а кому-то с шестнадцать лет приходится держать "калаш".

4. В войне США с Ираном победят цены на нефть, которые поползут вверх. В целом, нынешней России ситуация выгодна (если не вмешаются какие-либо иные факторы в нарастающем мировом хаосе) - можно одной рукой толкать оружие можно кому угодно из участников пожарища, не заморачиваясь по поводу того, признаёт ли партнер достоверность шести крупнейших сводов хадисов, а другой рукой пытаться их помирить, выглядя миротворцами, прогрессорами, просто разумными людьми.

SaveGAZ: бунт на коленях

Рабочие завода ГАЗ в Нижеем Новгороде и Ярославле записали два видео с рэпом против американских санкций, ставящих под угрозу работу этой принадлежащей Олегу Дерипаске компании. Юноши и девушки убеждают слушателей - "США, услышьте нас - Save GAZ! Save GAZ! Сохраним рабочий класс- Save GAZ! Save GAZ!". Более того, вчера, в американский день независимости работники ГАЗа вышли к посольству США в Москве, потребовав у дяди Сэма спасти их от грядущих увольнений.

Происходящее - дичь полная, и охарактеризовать ситуацию можно лишь как бунт на коленях. Представьте ситуацию: СССР, холодная война, очередное внешнеполитическое обострение, и тут трудящиеся собираются на акцию протеста перед логовом США под лозунгами "Буржуи, не сношайте нас - нам больно!". А ведь именно так и выглядит активность ГАЗовцев - рабочего класса, который мы заслужили. Добавляет сюра и то, что протестующие делают свое дело еще и с нотками антиамериканизма. "Мы в Детройт ваш не лезем, мы на ГАЗе нужны!" - читает паренёк в ролике.

Во-вторых, мы наблюдаем бунт на коленях по отношению к собственной власти. Предъявлять претензии к янки, полностью уводя из под прицела российских власть имущих, связанных с ГАЗом, это какие-то невероятное холопство. Понятно, что Дерипаска отменить санкции не в состоянии, но вот призывать олигарха вместе с работниками своей компании разделить её проблемы можно вполне: скажем, в случае задержки зарплат выплачивать долги из своего кошелька. Это ж международный бизнес, где все играют не по правилам - проиграл конкурентам, так выполняй обязательста перед теми, кого ты нанял, Олег Владимирович.

Но основные вопросы в ситуации с ГАЗом надо задавать Министерству промышленности и торговли, чей глава Денис Мантуров во время зарубежных поездок снимает на государственные деньги номера в отелях по 20 тыс. долларов за ночь. Именно перед ведомством Мантурова рабочие должны проводить митинги, требуя здоровую индустриальную политику в стране и создания эффективных рабочих мест для людей, занятых в промышленном производстве на предприятиях-гигантах, ведь государство любит подчеркивать, что крупнейшие советские заводы - народное достояние, а не способ извлечения барышей ловкими приватизаторами.

Проблемы ГАЗа и российского автопрома, в целом, очень тяжелые. Они значительно шире, чем история с американскими санкциями. Внутри России нет спроса на наши автомобили в тех объемах, в каких он был в СССР, создавая рабочие места сотням тысяч человек, страдает и качество того, что производят в Нижнем. Однако на то и государство, чтобы проблему решать и обеспечивать людей работой. Здесь нужно и углубление импортозамещения, и грамотная политика протекционизма, и серьезнейший прорыв в технологиях и качестве, и перевод избыточных производственных мощностей на другую продукцию.

Молодёжь, которая идет на заводы, заслуживает уважения, а техническая интеллигенция - это достояние страны, но в защиту самодеятельности под хэштегом #SaveGaz сказать нечего. Она ужасна и не заслуживает ничего, кроме глума. Скорее всего, люди, которые записали этот рэп, не смогли сказать всё, что хотели бы сказать, и, будь их воля, осыпали бы хорошими матюгами не только американцев, но что есть, то есть. Чудовищно.

О Венесуэле

Самые сильные чувства, которые побуждают людей к протестам и бунту - это жажда гражданских свобод, справедливость и национальная гордость. Немаловажно, что ценность свободы имеет вес, лишь когда смешана вместе с двумя другими составляющими (свобода - вообще весьма абстрактное понятие, даже Гитлер обещал "свободу для арийцев"). Собственно говоря, демонтаж советских режимов в странах Восточной Европы произошел, потому что немцов, поляков и прочих удалось на тот момент убедить, что СССР - это оккупанты, а собственные власти - номенклатурщики, ставленники Москвы и воры, которые жирут, удерживая народ в бедности и бесправии.

В дальнейшем произошел определенный откат во взглядах многих восточноевропейцев - не случайно в Германии фиксируют проявления "остальгии", в Венгрии побеждает Орбан, в Румынии судят палачей Чаушеску (хотя это немного другая история).

Но речь о Венесуэле. Перед ней стоит более сложный выбор, чем стоял перед Восточной Европой, которую рискнем рассматривать как аналогичную среду, поскольку венесуэльцы все же ближе к европейцам, чем к ливийцам и сирийцам с их племенными и религиозными разборками. Для тех людей, кто устраивал на рубеже 90-х антиноменклатурные выступления в своих странах, ценным было движение одновременно за свободу, справедливость и за нацию (оставим за скобками вопрос, верно ли они понимали эти понятия), а вот в Каракасе противники Мадуро вроде как выступают за гражданскую свободу, но против собственной национальной гордости. В Восточной Европе свободолюбие и национализм складывались, и режим после прекращения внешней поддержки из Москвы рушился. Здесь две эти силы приходится вычитать друг из друга, и закономерности не получается.

Гуайдо выглядит как непрекрытая марионетка США, причем он даже не пытается играть в независимость. Наоборот, самозванец открыто выставляет себя как вассал Запада, демонстративно выпячивая связь с Вашингтоном, чуть ли не напрямую рассуждая о "танках НАТО, идущих на Каракас", как о гуманитарной миссии. По сути противники Мадуро используют "риторику Бабченко" , где освобождение вдруг оказывается синонимом оккупации.

Поэтому многие венесуэльцы поддерживают Мадуро из чувств национальной гордости. Конечно, никому не нравится жить при президенте, во время правления которого зарплату выдают туалетной бумагой, однако Штаты уж слишком открыто хотят установить свой контроль над страной и раздавить итоги "боливарианской революции" Чавеса, бывшей предметом гордости десятков миллионов латиноамериканцев, своеобразным национальным брендом.

С социальной справедливостью (еще одной составляющей успешного переворота) тоже все очень неоднозначно. Не стоит забывать и о сильном расслоении в Венесуэле, в которой по сути живут два народа (аналогии с элоями и морлоками здесь хорошо ложатся). За Гуайдо стоят элои - жители богатых кварталов Каракаса: белые воротнички, местные хипстеры, офисный планктон. А за Мадуро - морлоки, беднота, которой представляется, что при смене режима на менее левый они останутся столь же бедными, но при этом окажутся вышвырнутыми из политики.

Братушка-ЦРУшник



В Ливии фельмаршал Халифа Хафтар начал наступление на Триполи. В российских СМИ этот персонаж обычно подается как "командующий ливийской армией", поэтому вряд ли всем телезрителям понятно, как это главком может пойти войной на столицу своей собственной страны. На самом деле, конечно, Хафтар - никакой не главком армии государства, а региональный варлорд, контролирующий часть ливийской территории.

Собственно, благодаря НАТО и поддерживаемым ими бабуинам, свергнувшим Каддафи,  такой страны, как Ливия больше нет. Территория страны делится между различными племенами и группировками, отлично чувствует себя в ливийских песках и запрещенный ИГИЛ. Триполи контролируется признанным ООН​ правительством национального единства (ПНЕ) во главе с премьером Фаизом Сараджем - это такие рядящиеся в демократов исламисты, на которых часто ставит Запад. Вот на Сараджа и двинулся Хафтар.

Халифа Хафтар нынче у нас зачисляется в негласные союзники РФ, так как ему, походу,  и Минообороны оружие поставляет, и даже вроде как пригожинские ЧВК работают на его группировку.

Биография престарелого Хафтара интересна: будучи 26-летним кадетом, Халифа Хафтар участвовал в устроенном Муаммаром Каддафи перевороте, свергнувшем монархию, и в конце концов стал одним из высших офицеров и главных приближенных лидера Ливии. Был командующим войсками Джамахирии во время войны Ливии с Чадом в 1987 году, которую Каддафи проиграл, причем Хафтар, умудрившись нарушить приказ вождя, попал к чадовцам в плен.

Когда Хафтар был в плену, Муаммар от него отрекся, зато устроил в Чаде переворот. Неудавшего полководца спасли ЦРУшники, которые вывезли его в США, чтоб тот потрудился на ниве борьбы с Джамахирией. С тех пор Хавтар работал на Америку, где и проживал до последнего времени. Если проводить грубые аналогии с современными событиями, то Каддафи - это условный Чавес и Мадуро, а Хавтар - условный Гуайдо.

Мы, конечно, не имеет того опыта, который есть у генерала Бортникова и генерала Шойгу, но чуйка подсказывает, что ЦРУшников как и КГБшников бывших не бывает. В связи с этим выглядит дико, что "ливийского Гуайдо" со всеми почестями принимают в Москве, сажают за стол переговоров с высокими генералами и инфернальным Пригожиным, очевидно, планируя с ним нечто секретное. Как-то трэшовато смотрится, когда с бывалым америкоским агентом общаются без посредников и прокладок, а напрямую. Вот такая нацбезопасность! Какова гарантия, что записи этих переговоров не ложатся напрямую на стол высоких начальников в Лэнгли?

Будем наблюдать, чем закончится поход на Триполи, организованный Хафтаром, явно старающим манией величия: Каддафи в свое время назначил себя всего лишь полковником, а наш персонаж ныне - целым фельдмаршалом. Ну и последний штрих: судя по различным фото Хафтар делает ставку на "Тойоты" с приваренными крупнокалиберными пулеметами, хоть именно на них чадовцы громили ливийцев (тогда даже термин такой возник - "Война Тойот") - зачарованный пленник перенял тактику тех, кто его победил и пленил.


"Спутник и погром". R.I.P.



Егор Погром заявил о завершении проекта "Спутник и погром". Вне всякого сомнения, СиП поднял интеллектуальный уровень правого национализма на недосягаемую в постсоветской России высоту. Все эти годы СиП был хорошим спарринг-партнером, позволявшим держаться в интеллектуальном тонусе. Выйдя на поединок с "просвирнинцами", как с серьезными оппонентами, можно было потренироваться - лучше подготовить себя для битвы с настоящим врагом.

Кем были правые до того, как Егор взялся за дело? Много кем. Бритоголовыми гопниками с окраин, сумасшедшими волхвами в звериных шкурах, помешанными на жидомасонском заговоре кретинами, спортсменами из качалок, а местами и расистами-террористами. Одни периоды времени они занимали улицы, другие - уходили с улиц, но неизменно вызывали насмешку "приличных людей" - аналитиков, столичных снобов, журналистов, модных блогеров, которые считали правых каким-то лютым и одновременно бесперспективным сбродом.

Однако, за несколько лет ситуация поменялась: правые националисты заговорили цитатами Меньшикова и Победоносцева, языком публикаций ведущих иностранных СМИ, пичкая оппонентов культурологическими выкладками, удивляя детальным знанием истории, злым юмором, беспощадным глумом. И вот уже либеральная политота, чьи знания о национализме формировались статьями из "Московского комсомольца" о зверствах скинхедов, стала казаться слаборазвитыми питекантропами.

Егор Просвирнин, будем откровенно, наделал шороху. Ему завидовали, ему оппонировали, ему подражали, его ненавидели. И повышали свой интеллектуальный уровень, борясь с его идеями. Либо отправлялись в отстой.

Впрочем, у "Спутника и погрома" были две фатальные ошибки, не позволившие ему выйти на национальный уровень.

Первая - клиническая антисоветчина. Ей страдали не все авторы СиПа, но, прежде всего, сам Егор. Проклинать своих знаменитых "советских" и "трудящихся" в каждом абзаце - значит сходу отсекать десятки миллионов людей в стране, где по красным тоскуют больше, чем по белым. Далеко не только ультра-леваки, но и просто все русские, которые хоть что-то положительное говорили об СССР, сразу превращались в "советских", а это, уже, пардон - русофобией пахнет. Еще хуже - глумление в отношении Великой отечественной, все эти ужимки на тему "войны Бухенвальда с Колымой", которым изобиловали ранние тексты Егора, которые не было дезавуированы в дальнейшем.

Вот думаешь - как бы хорошо, если бы в Другой России в свободном парламенте заседал Егор Погром со своей фракцией, как бы он обогатил политическую палитру. Размышляешь дальше - а ведь его будут бить. Простые люди на улицах. За то, что восхвалял 22 июня. И никто людям не сможет объяснить, что они не правы.

Вторая - право-либеральная экономическая программа, достойная какого-нибудь Чубайса или Собчак. Если с национальным у "Спутника и погрома" было все хорошо, то с социальным - не очень, а ведь наиболее перспективная конструкция - объединение национальный и социальных идей. Интересно, на СиПе подтерли статьи, призывающие то отменить пенсии, то добить бесплатную медицину? Ближе к концу проекта Просвирнин высказал архиважный тезис, что главная задача русских националистов - пересмотр итогов приватизации, да и вообще стал сглаживать социал-дарвинистское людоедство, но осадочек остался.

В итоге, хочется сказать, что "Спутник и погром" никуда не денется - люди, поднятые им, останутся, и это хорошо - пусть среди националистов будет больше профессионалов. Ну и отдельное спасибо Егору - за однозначную поддержку Русской весны, за большой вклад в национал-освободительную борьбу русских на территории Украины, за идеологическую борьбу с вырусью, поехавшей в батальон "Азов". В самое важное время он оказался на нужном месте.

Спасибо санкциям за это!

Россию все более и более мутузят западными санкциями. Если году так в 2015-м они вызывали скорее улыбку, то теперь многим стало не до смеха, когда в Вашингтоне одной зачитанной бумажкой запросто можно обвалить курс рубля или лишить Деримовичей и Абрапасок трети богатств. Санкциями пугает “партия холодильника”, о них уже без иронии говорит и “партия телевизора”, но так ли они токсичны, а главное – кому от них вреда больше всего?

Разберемся.

Во-первых, чем полезны санкции? Тем, что они бьют по рукам “рефьюзникам”. Было такое слово в советское время, которые весьма подходит к теме разговора: “рефьюзник” – это советский еврей, ждавший разрешения на выезд в Израиль. Ждали его годами, порой десятилетиями, но нам важнее психологическая сторона вопроса: это были люди на чемоданах, ни там - ни тут, - те, кто уже давно мысленно порвал с Родиной, но уехать почему-то пока не могут. Вся наша элита с 1991-го года была таким коллективным “рефьюзником” – ее основной целью было свалить на Запад, прихватив в собой максимально увесистый багаж. Теперь незадачливых эмигрантов бьют по рукам в их новых местах жительства, а они мечутся со своими счетами между британиями, швейцариями, кипрами, израилями, а жители России радуются, что им плохо.

Во-вторых, чем полезны контрсанкции и прочие ответные меры? Тем, что вопреки процессам встраивания в мировую экономическую систему на вассальных правах Россия начала двигаться к суверенитету. Успешно замещается импорт мяса и молока, заметно увеличилась доля наших комплектующих в ряде отраслей промышленности, достигнута безопасность финансовой системы путем введения карточки “Мир”, давно забыты бредни про всеобщее благо от вступления в ВТО. “Крот истории роет в правильном направлении” – вопреки желаниям “свалить из Рашки”, прихватив побольше, правящие круги вынуждены что-то делать для разрыва зависимости от Запада, пусть кособоко, но хоть как-то.

Международное давление – это нормально, русские исторически хорошо мобилизуются перед внешней угрозой. Нам так привычней, проще ощутить свою историю и географию. Надо четко понимать, что санкции – это не кара от “цивилизации” в отношении путинского правления, которую можно было бы избежать, платя и каясь. Нет, это естественная реакция глобалистов на попытку России и русской нации заявить о своем международном суверенитете, на даже робкую попытку отказаться от правил игры, навязанных транснациональным капиталом.

Если бы в Кремле оказались нацболы, или коммунисты, принявшиеся восстанавливать СССР, или националисты, грезящие имперским реваншем, санкции все равно бы были – скорее даже куда более жесткие. Более того, если бы в Кремле очутились вполне прагматичные и умеренные “молодые технократы” (не нынешние, а настоящие), которые принялись бы реализовывать простые логичные вещи – стали бы форсировать постройку всевозможных трубопроводов в Европу для экспорта газа, отказались бы от диалога с властью Порошенко, занялись бы торговым протекционизмом, стали бы вести международные сделки за рубли, а не за баксы, начали бы поддерживать русских в Прибалтике, то итог был бы тем же.

Безусловно, санкции бьют они не только по жуликам и ворам, но и по простым людям, которые не нюхали нефть. Прискорбный факт, но иного выхода нет. Безболезненное решение проблемы отсутствует, и по большому счету выбор стоит между усугублением болезни вследствие отказа от лечения и  врачебным вмешательством. Санкции токсичны, но этот яд, в совокупности с другим медицинскими процедурами, может помочь организму выработать иммунитет.

Характерно, что санкционное давление, если оно будет не шуточно, нарастать автоматически не означает ни усиление, ни ослабление кремлевской власти и позиций всей российской элиты. Перед нами развилка. Либо нувориши будут штудировать статью Суркова про “одиночество полукровки”, все более осознавая, что ключ к спасению собственных капиталов зарыт в России, рядиться в Пересвета и Ослябю, креститься и вешать в кабинетах портреты генералиссимуса, взращивая в себе державность. Либо все более неистово и демонстративно рвать с Россией, менять гражданства и места оффшорной юрисдикции, выплясывая калинку-малинку перед Вашингтоном, и перед Гаагой.

Возможен и третий вариант, парадоксальный на первый взгляд и при этом даже более вероятный: элита может попытаться реализовать оба сценария сразу. Россия – страна большая, и широка она не только своими лесами и железными дорогами, но и как вместилище самых разных смыслов. Похоже, депутаты и олигархи, крупные бюрократы и сенаторы будут одновременно грозить кулаками англо-саксам и продолжать встречать по стойке смирно штатовских конгрессменов. Страна, подмороженная полковником Путиным, будет и дальше стремиться уклониться от выбора. Но сделать это будет все сложнее, новоявленные бояре и дворяне будут крутиться как ужи на сковородке.

“Слава санкциям!” – крикнем мы. Московский сноб, пролистывающий ленту новостей модных блоггеров, услышит в этом крике лишь интонацию одобрения ненавидимой им духовноскрепности. Но простак будет не прав: в этом крике больше оппозиционности, чем во всех мониторингах выборов и разоблачениях коррупции. Речь идет о разрушении сырьевого олигархического капитализма, установившегося с 91-го года, когда можно было качать нефть и не тужить, о демонтаже системы, где знать беззастенчиво высасывала соки из страны - здесь, а тратила деньги - там.

Лодку будут вовсю раскачивать “уважаемые партнеры”, мужчины во фраках и барышни в кринолинных платьях будут прыгать в морскую пучину, будто с “Титаника”, и где-то в скрипе старого корабельного каркаса, возможно, звучит симфония национальной революции.

"Фонтанка": все дороги ведут в Тамбов?

Я уже писал, о том, что из себя представляет петербургский сайт "Фонтанка". претендующая на звание основного информационного портала города. Считаясь провластной "Фонтанка" сочувственно освещала заукраинских митинги, раскрывали личные данные погибших бойцов ЧВК "Вагнер", подставляя их родственников, и пиарила сторонников отделения Петербурга от России вроде бывшего "яблочника" Даниила Коцюбинского.

Также ни для кого ни секрет, что "Фонтанки" много лет была пиар-службой "тамбовской" ОПГ и её пахана, Владимира Барсукова-Кумарина. Всем, кто мало-мальски ориентируется в петербургском медиабизнесе известно : боссы сайта — повязанный с органами журналист Андрей Константинов и отсидевший за вымогательство бывший мент Евгений Вышенков — давние кумаринские кореша.

Но я не ожидал, что ныне находящегося в заключении Кумарин тоже проникся "общечеловеческими" ценностями. Сейчас он признаётся в любви к поэту-либерасту Дмитрию Быкову и юмористу Виктору Шендеровичу. Неудивительно, что сейчас "Фонтанка" мало отличается от "Эха Москвы", где, регулярно дают слово сторонникам реабилитации власовцев типа спалившего библиотеку Института научной информации по общественным наукам РАН профессора Пивоварова.

Смычка либералов с криминалом и предателями совершенно естественна. Белоленточная оппозиция в 2012 году объявила политзаключенными исламских террористов, севшего за мошенничество финансиста Андрея Козлова и осужденного за рэкет "солнцевского" криминального авторитета Дмитрия Барановского.

Правда у "Фонтанки" еще есть юридические хозяева. Собственниками "АЖУР-медиа" которой принадлежит сайт наряду с господами Константиновым и Вышенковым является инвестиционная компания Fort Group зампреда “Газпрома” Валерия Голубева и депутата Госдумы от ЛДПР Бориса Пайкина. Видимо, неплохо им сидится в одной лодке с медийным окружением "тамбовцев". Тем более, что некоторые подельники Кумарина типа убитого на Кипре Сергея Шевченко и осуждённого за его убийство Михаила Глущенко проходили в Думу именно по списку Жириновского.

Постлукашенко. Грядущий пожар "незалежности"

На днях в Белоруссии состоялось официальное открытие памятника Тадеушу Костюшко – известному польскому военному и политическому деятелю. Казалось бы, а ну и что, но в нашей стране человеку, знающему историю, Костюшко известен, прежде всего, как персонаж, поднимавший восстание против России, сидевший за это в Петропавловской крепости. К сожалению, реверансами в сторону подобных исторических деятелей, в современной Белоруссии, все еще считающейся многими ближайшим союзником РФ, уже никого не удивишь.

Становится все сложнее отвернуться от того факта, что государство Лукашенко все более начинает напоминать нашу болезную Украинушку. Достаточно вспомнить, что организаторы “Бессмертного Полка” в казалось бы братской стране, в которой отнюдь не приветствуется георгиевская лента, с трудом согласовали свое шествие. Чуть ранее в Минске и других городах страны помпезно отмечалось столетие Белорусской народной республики (БНР) – фантомного государства, просуществовавшего на немецких штыках несколько месяцев в 1918 году. Список можно долго продолжать.

Власти Республики Беларусь (РБ), также как в свое время и украинские, домайданного образца, уже вовсю используют в отношении незалежников любопытную идею - концепцию полезных идиотов. Суть ее в том, что не столь многочисленные, а, главное, не имеющие значительной электоральной поддержки, национал-радикалы начинают негласно поддерживаться руководством страны.

Данная стратегия преследует несколько целей.

Во-первых, полезными идиотами можно запугать обывателей, чтобы они выбрали действующую, пусть и не совершенную власть, лишь бы не пришли любители факельных шествий (как уже известно, тягнибоковскую партию “Свабода” накачивали деньгами люди Януковича, чтобы получить удобного спарринг-партнера на грядущих выборах).

Во-вторых, полезных идиотов можно показать Западу – разрешая их уличные акции и допуская к выборам, руководство страны пытается расположить к себе американские и европейские элиты. Как мы помним, пресловутый курс на евроинтеграцию, ставший одной из причин майдана, изначально избрал сам Янукович. Свою задачу решает и Лукашенко – ему нужно как можно сильнее избавляться от имиджа “последнего диктатора Европы”, что в значительной степени уже удается.

В-третьих, полезные идиоты нужны для того, чтобы показывать их Кремлю, напоминая “если не я, то Гитлер”. Для Украины данная история менее характерна, а вот для РБ – вполне: как только отношения между Москвой и Минском начинают ухудшаться, Батька тут же начинает заигрывать с змагарством (“белорусским национализмом”).

В-четвертых, правящие круги Украины и Белоруссии медленнее или быстрее начинают верить в свою сепаратистскую мифологию, отказываясь от российско-советской идентичности. Конечно, верить в сказки про великих укров или отважных бел-чырвона-белых повстанцев из марионеточной БНР умным людям во власти (а руководство страны редко бывает совсем глупым) не просто, но со временем получается, поскольку цель оправдывает средства: для сохранения своих позиций ими решено не встраиваться в российский проект, а сохранять собственную автономность, а, значит, требуется и идеологическое оправдание для своего существования. Немало такому развитию событий способствует и российская олигархия, рассматривающая Белоруссию как свою вотчину - территорию для вульгарного экономического поглощения, что вызывает сопротивление Минска.

Важно отметить, что полезным идиотам дают разгуляться в условиях подавления пророссийских, русских организаций, которые могли бы составить им конкуренцию, причем “подавление” – это не фигура речи, а вполне конкретные действия силовиков, прокуроров и судей. Достаточно вспомнить, что по пять лет тюрьмы (с отсрочкой на три года) получили журналисты российского портала Regnum, являющиеся гражданами РБ - Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин.

В условиях, когда идея дружбы с Россией поддерживается половиной, а то и большинством жителей страны, данный вектор окучивают созданные местными властями “патриотические” партии, старомодные и неуклюжие, пропитанные духом братков 90-х (Украина времен Януковича) или традициями позднего КПСС (Белоруссия времен Лукашенко). Характерно, что под вывеской дружбы с Россией в них скрывается лишь мягкая версия местного национализма, поскольку реальная интеграция с российским обществом – это то, что они как раз стремятся избежать.

Ключевым для понимания ситуации являются события во время точки бифуркации (переломного момента), каким на Украине стал евромайдан, а в Белоруссии может стать смерть Лукашенко. В условиях политического кризиса полезные идиоты, представляющие меньшинство жителей страны, становятся наиболее организованной и агрессивной политической силой. Государственная машина бездействует, народ безмолвствует, казеные “титушки” беспомощны, пророссийские силы отсутствуют. В этих условиях радикалы-незалежники становятся застрельщиками переформатирования государства в антирусскую конструкцию, причем сами полезные идиоты не получают в полной мере властных рычагов, однако их слегка смягченная идеология объявляется главенствующей.

Что касается РБ, то сценарий “революции” может отличаться от украинского. Возможна “революция сверху”, когда сам Батька решит открыто возглавить змагарский проект, движимый желанием все более сблизиться с Западом, и отдалиться от Москвы.

Важно понимать, отношение к личности Александра Григорьевича Лукашенко здесь не играет основной роли. Можно относиться к нему отрицательно, а можно, наоборот, с уважением, которое имеет под собой почву. Белоруссия в конце 90-х и начале “нулевых” была объективно привлекательней России по уровню и качеству жизни, белорус тогда был “образцовым русским”, а талантливый управленец Лукашенко мог претендовать на роль главы Союзного государства. Однако сейчас под влиянием различных факторов Минск совершил разворот от негласной концепции “Белоруссия – это Россия, какой она должны стать” к “Беларусь – не Россия”. Не замечать этого, находясь под влиянием харизмы А.Г.Л., просто нельзя.

Велика вероятность, что Кремль, который так толком и не разглядел русских за пределами Российской Федерации (да и в РФ тоже), упустит минскую точку бифуркации, как ранее упустил киевскую. Заставить белорусов поверить в то, что они не являются вместе с великороссами и малороссами единым целым, русским народом, а литвинами с магдебургским правом, имеющие в качестве кумиров из прошлого поляков и литовцев, будет сложнее, придется серьезным образом подавить историческую память, но возможно, тем более о том, что русские – это не только великороссы, не вспоминает официоз и в самой России.

Майданизация Белой Руси – это наступающая реальность, к которой нужно готовиться. Там будут все больше скакать, кричать “на гиляку”, доставать из исторических чуланов самых невероятных хероев, пособников гитлеровцев, “борцов за независимость”, воевавших с царями и большевиками. Москва будет бездействовать. Остаются надежды лишь на инициативу снизу, на независимые силы, которые окончательно преодолеют пьяные границы 91-го года, победят литвинских сепаратистов и соберут русские земли снова.



Мой канал в Телеграме - t.me/apesotskiy