Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

...И ничего не нужно на стороне

В информационном пространстве появилась новость – более 30% россиян генетически предрасположены к депрессии. Естественно, любители покумекать о том, что надо “валить из Рашки” ухватились за этот материал, принявшись тиражировать это заключение ученых. Вообще, болтовня о некой “русской болезни” всплывают не впервой – дескать, мы тут в своих снегах маемся, потому что изначально ущербные – тянемся к цивилизации, но все равно скатываемся в сплин и хандру. Чушь.

Мне вот, наоборот, кажется, что в России невероятно интересно жить. В утрату генофонда не верю – не растеряли русские ни взбаламошенность, ни дерзость, ни способность к творчеству, ни воинские навыки. С правительством не повезло – это да, и, скажем, с системой образования, но цивилизация, вообще, тупеет (главный ресурс современного капитализма - это не нефть, не золото, не доллары, а дурак, как говорит профессор Катасонов). Государство и страну нужно различать. Государство у нас туговатое, а вот страна классная.

Принадлежность к одной из великих культур, сумевших в свое время создать империю – это большое счастье, дающее самые разные возможности. Россия крута тем, что она разная, она веками в себя вбирала другие культурные коды, оставаясь при этом сама собой - ее можно раскрывать бесконечно, и так и не раскрыть. Понять Россию - это задача, которую можно с интересом решать всю жизнь.

Я могу понять психологию евреев, эмигрирующих в Израиль или поместить себя в шкуру программиста, которого пригласили работать в Штаты, но вот желающих свалить в тоскливую Эстонию, где три кола и три двора, не понимаю, равно как и поклонников житья на теплых пляжах, где скукота смертная начинается в ста метрах от береговой линии, а аборигены даже книги не пишут.

Помнится, Дмитрия Ольшанский рассуждал, что самая сложная партия в России - это "партия тех, кто остался дома". Вот в этой партии я и состою. Или играю эту партию, если угодно. У нас есть всё, и ничего не нужно на стороне, разве что поглазеть из любопытства.

Нобелевские лауреаты против Greenpeace. ГМО и экологическое лобби

Неприятие ГМО - одно из устойчивых потребительских представлений, циркулирующих в обществе. Товары, на упаковках которых значится "без ГМО" имеют более высокие шансы оказаться в корзине покупателя, а всевозможные экологически чистые, фермерские продукты имеют устойчивую группу приверженцев. Между тем, вопрос этот сложный и многозначный: большое число ученых рассматривают борьбу с ГМО как проявление мракобесия и ретроградства.

Скорее речь следует вести о качественных и не качественных генно-модифицированных продуктах, о полезных технологиях, с одной стороны, и попытках воротил получить дешевые деньги за счет здоровья покупателей, с другой. ГМО-шные продукты очень разные, а сама работа с геном все же не является диверсией против человечества. Кстати, изменение генов как часть сельскохозяйственных биотехнологий - это отнюдь не тема последних лет, а ведущаяся десятилетиями работа по улучшению с/х культур. Неверно думать, что это некое Зло, внезапно хлынувшие в Россию. Собственно говоря, и тридцать и сорок лет назад продукты на наших столах были не вполне "экологически чистые".

Продвижению ГМО-продукции способствует сильное лобби соответствующих производителей, однако есть и экологическое, "гринписовское" лобби, что является более сложной и менее очевидной темой. Есть реальные экологические проблемы, о которых нужно трубить во все трубы, а есть приукрашенные пропагандой жупелы, обслуживающие интересы политиков или других сегментов транс-национального бизнеса (в том числе, блокируя промышленное развитие стран третьего мира вводом запретов и ограничений), так и просто раздутые в СМИ мульки.

Например, в перестроечные годы в печати была популярна тема о том, что Черное море не просто загорится, а даже взорвется из-за запасов сероводорода, скрывающегося в толще воды. Горбачев поднимал панику на всю страну, распинаясь про грядущую "катастрофу". Ученые пытались образумить политиков и журналистов, объясняя, что для того, чтобы пузырь газа вышел на поверхность, необходима его концентрация, в 1000 раз превышающая существующий уровень, но остановить истерию не выходило. Потом тему просто "выключили" из телеэфира.

А вот уже более сотни лауреатов Нобелевской премии потребовали от активистов Greenpeace прекратить кампанию против «золотого риса» — генетически модифицированной культуры, призванной снизить смертность в бедных странах Африки и Восточной Азии от заболеваний, вызванных дефицитом витамина А.

Инкубатор гениев русского космиста

Константин Эдуардович Циолковский – ученый-самоучка и изобретатель,  основатель отечественной космонавтики и ракетоплавания.  Однако он был не только создателем дирижабля из цельного металла, ракет с наклонным уровнем старта (на их основе были созданы знаменитые “Катюши”) и многих других замечательных изобретений, но и видным мыслителем, философом-космистом, автором будоражащих ум социальных концепций.

Циолковский был сторонником панпсихизма (чувствующей вселенной) и монизма (представления о единообразии космоса). Вся вселенная состоит из одинаковых атомов (вопреки современным представлениям он считал, что они обладают чувствами), которые соединяются, образуя реальность, а затем распадаются, чтобы собраться вновь. Ученый отрицал смерть, причем с сугубо материалистических позиций: живое существо состоит из мельчайших частиц, образующих после гибели новые образцы жизни. Атомы бессмертны, а значит жизнь длится вечно. Бессмертна вся вселенная, поскольку пространство и время бесконечны, а значит гибель одних галактик происходит в то же время, пока зарождаются новые.

Безусловно, Циолковский был почитаем советской властью, поскольку его воззрения в целом были созвучны с лозунгами социалистов и коммунистов. “Капитал во всех его видах, в особенности наследственный, есть насильник и потому нуждается в ограничении” – писал ученый, и это нравилось большевистским вождям. Однако полностью раскрыться как социальному мыслителю физику не давали, поскольку часть его идей лежала скорее в неосознанной “правой” сфере – Циолковский постулировал врожденное неравенство и необходимость сегрегаций. Кстати,  писал он емко и четко, не растекался мыслью на тысячи страниц, из него вышел бы хороший блоггер.

Константин Эдуардовч не считал, что “все люди равны”, а был горячим сторонником таких весьма нетолерантных направлений мысли как евгеника, искусственное улучшение человеческой породы.  Худших человеческих особей он предлагал лишать правда деторождения (давая возможность при этом образовывать счастливые семейные пары).  Особенное внимание ученый уделял воспитанию гениев, который он видел “двигателями прогресса”.

“Гений нашел цель существования. Это – познание, совершенствование, устранение зла и всякого страдания, распространения высшей жизни. Сначала благодеяния гениев распространились среди небольшой группы сильных, ученых, знатных и богатых. Но потом они проникали вниз и делались достоянием всех людей. Кто теперь не пользуется  железными дорогами, пароходами, механическими двигателями, фабриками, книгами, лампами, одеждой, обувью и т.д., приготовленными упрощенным способом, по указанию изобретателей и мыслителей.”

Отбору и развитию гениев посвящен труд “Горе и гений”, вышедший в 1916 году, еще в царское время. В период, “когда это еще не стало мейнстримом”, им была описана смелая социальная утопия, предлагающая мирное ненасильственное преодоление несовершенства мира. В идеальном обществе должны царить свобода и братство, но отнюдь не равенство.

Циолковский предлагал создание коммун (“общественных домов”), в которые должны были поселиться самые передовые члены социума, не разрушая при этом существующий уклад других людей. Со временем общественные дома, как более передовые формы общественного сожития, должны были вытеснить прежние неидеальные хозяйства.

Одна из ключевых задачи общественных домов – создание действенного механизма отбора гениев, которым должны принадлежать вся полнота власти. Каждая коммуна выбирает лучшего своего представителя, который становится председателем. Избранный председатель одну часть времени проводит в своем общественном доме, другую – в коммуне следующего уровня, где он уже не председатель, а рядовой житель. В свою очередь общественный дом второго уровня выбирает своего председателя, который отправляется на третий уровень. В итоге во главе человечества оказываются гиганты мысли, преодолевшие несколько кругов сегрегации.

Смелые мечты Циолковского не были лишены наивности, опровергнутой последующими десятилетиями. Так, Константин Эдуардович предлагал резкое увеличение численности людей, населяющих земной шар, называя фантастические цифры численности человечества. Он рассчитывал, что количество жителей Земли в ходе эволюции увеличится в тысячу раз, при этом жизнь на Земле ожидают и другие изменения:

“Cначала исчезнут вредные животное и растения, потом избавятся и от домашних животных. В конце концов, кроме низших существ, растений и человека ничего на земле не останется. Сами растения усовершенствуются и искусственным подбором, и скрещиванием в такой степени, что уже будут утилизированы не 0,2% (1 : 5000) солнечной энергии, а до 20-30%, т.е. а тысячу раз больше, чем теперь… Картину душевного мира будущего человека, его обеспеченности, комфорта, понимания вселенной, спокойной радости и уверенности в безоблачном и нескончаемом счастье трудно себе вообразить. Ничего подобного ни один миллиардер не может сейчас иметь.”

Циолковских был полон оптимизма по поводу развития человечества. Мрачные прогнозы развития цивилизации им даже не рассматривались. Во вселенной, населенной многочисленными высшими расами, царит счастье и благоденствие. Высшие, более развитые существа, с которыми человеку предстоит в свое время объединиться, осваивают планеты, неся прогресс и просвещение. На Земле же жизнь образовалась не путем колонизации, а сама по себе (самозарождением), поэтому homo sapiens обречены самостоятельно проходить низшие ступени эволюции, которые более развитые обитатели других планет прошли миллионы лет назад.

Конечно, утопистам, подобным Циолковскому, суждено было испытать тяжелые уроки. Фантазии апологетов гуманизма, грезивших неизбежном всеобщем счастьем, прервал господин Ницше с его правом сильного:  мясорубка Второй мировой, где гении стали изобретать смертоносное оружие, здорово перемолола маниловщину русских космистов. Затем послевоенный технический прогресс и рост уровня жизни привели к потребительству, финансовому энурезу, захватившему массы, а рост населения земного шара лишь вызвал дисбаланс вместо гармонизации.

И все же, для нынешнего пустого на глобальные идеи времени Циолковский, умевший вглядываться в звезды, а не думать об индексе цитирования научных публикаций, важен и актуален. Ученый, сумевший подарить миру не только передовые технические открытия, и набор идей и озарений, балансирующих между прозорливой гениальностью и гротескной фантазией, нуждается в новом кропотливом прочтении.

z_ee2566cb

Штурм неба против виртуальной экономики

Любители разоблачать “тоталитарное прошлое”, пришедшие к нам с диссидентских кухонь, любят назидательно спрашивать “А хотелось бы лично вам жить при Сталине? А если бы вашу семью расстреляли?”. Не знаю, кому как, а мне в 30-х годах было бы чем заняться. В эпоху, когда каждый год возводились новые города, индустриальные гиганты, когда отступала перед человеком пустыня и тайга,  я как экономист был бы востребован. Сейчас же, в постиндустриальное время упадка, остается лишь готовить менеджеров по продажам, маркетологов и прочих агентов виртуальной экономики.

Наука как таковая (что гуманитарные, что технические дисциплины) вытеснена за борт. Если попросить человека на улице назвать хотя бы пять современных ученых, то подавляющее большинство опрошенных впадет в ступор, выйдя из которого, наверное, кто-то вспомнит Хоукинга и Перельмана, однако лишь жалкие единицы смогут сформулировать сферу их научных исследований, не говоря уж о конкретных достижениях. Зато вся страна оклеена афишами финалистов шоу “Голос” и всевозможных “битв экстрасенсов”.

Что касается российской экономики, то ей наука не нужна (чуть встряхнулись только сейчас, с началом конфронтации с Западом). Испробованный способ достижения успеха в РФ – попасть на хлебное место в госорганах или попиливать бюджет, работая с государством, либо разбогатеть в финансовой сфере, выдавая кабальные кредиты. Крайний вариант, самый продвинутый – разбогатеть на торговле незамысловатыми товарами. Характерно, что среди представителей бизнеса в кумирах нынче не поднадоевшие Абрамовичи и Дерипаски, а такие персоны как владелец сети “Магнит” Сергей Галицкий.

Галицкий – провинциальный герой для self-made молодежи. Пронырливый краснодарский армянин, сумевший не только выгодно жениться, но и накрыть страну гигантской сетью продуктовых супермаркетов. По мне так все это – скука смертная. Характерно, что в начале XXI века героем российского бизнеса стал представитель даже не индустриальной, а аграрной экономики (не в передовой, а в весьма архаичной версии), уходящей в позапрошлый век.

Модно клеймить большевиков за разруху, голод, миллионы отданных жизней. Однако, в чем им не откажешь – так это в историческом размахе. В годы гражданской войны, в разрываемой на части стране “красные дьяволята” создавали конструкторские бюро, открывали Центральный аэрогидродинамический институт им. профессора Н. Е. Жуковского, организовывали геологоразведочные экспедиции.

Представьте, что в 2015 году в Донецкой республике под бомбежкам разворачивается институт генной инженерии, занимающийся проблемами продления жизни. Вообразить такое сложно, ибо средний человек обмельчал, стал банальным, лишился дерзновения.

Важны здесь не только нюансы доктрин, но сам дух эпохи 20-30-х. Человечество одухотворялось верой в прорыв, в штурм неба, в осознание сути вещей. Проницательные умы творили в России, в Германии, в Италии, в США, осмеливаясь думать смело и масштабно. Грезил живой вселенной и человеческим бессмертием Циолковский, ломал физические догматы Эйнштейн, взрывал мещанское сознание  Фрейд (и те, кто боролись с Фрейдом). Это было начало мира, предвосхищенного авангардистами и футуристами – Маринетти,  Татлиным, Маяковским, Юнгером. Им всем было суждено проиграть.

qPe9w2ayOwU

Разгром РАН готовил Сергей Гуриев

Несколько недель назад СМИ муссировали тему Гуриева. Ученый, ректор Российской экономической школы, советник самого Медведева решил переехать во Францию.  Ну, уехал и уехал, но нет же – либералы выставляют это как настоящий гражданский поступок. “Прощая, немытая Россия, страна рабов…”- казалось, крикнул этот просвещенный реформатор из окна уходящего поезда. Между тем, одним из инициаторов и идеологов проводимого сейчас разгрома РАН был именно Сергей Гуриев, рассчитавший “неэффективность” использования имущества Академии.

Еще в 2009 году вышла статья  в журнале “Эксперт”, посвященная проблемам Российской академии наук.  Статья далеко не единственная, но характерная . Среди авторов значится одиозный, склоняемый ныне на каждом углу министр Дмитрий Ливанов, а также тот самый Сергей Гуриев, тогда еще не очень известный экономист из медведевского пула, не имеющий и намеков на диссидентский душок.

liv_gur

Господа Ливанов и Гуриев со страниц журнала в сугубо научном стиле рассуждают об истории и текущем состоянии Академии наук. Приводят цифры статистики, щеголяют историческими фамилиями и неспешно подводят читателя к определенным выводам.

“В безусловно лидирующих в мировой науке США основные исследования проводятся в университетах, а Национальная академия наук (как и другие национальные академии в США) — это «клуб ученых», занимающийся выдачей премий, обсуждающий ключевые вопросы технологического и социально-экономического развития”. - пишут Ливанов и Гуриев. Вот откуда дует нынешний ветер перемен. Из таких тезисов и появляются пункты в погромном законопроекте, гласящие, что РАН впредь будет заниматься не непосредственно наукой, а “экспертным научным обеспечением деятельности органов государственной власти Российской Федерации”.

Ключевым для понимания нынешней ситуации является следующий абзац ливановско-гуриевской статьи: “Необходимо создать профессиональное управление имуществом РАН на переходный период. Это обеспечит серьезный финансовый рычаг, необходимый для осуществления программы преобразований. Еще в 2006 году эксперты Российской экономической школы продемонстрировали, что один лишь переход на рыночные ставки аренды имущества РАН даст возможность создать источник финансирования пенсионной программы для безболезненного выхода на пенсию десяти тысяч научных сотрудников пенсионного возраста, серьезно улучшив кадровую ситуацию в РАН.”

Скандальный по сути тезис, разрушающий Академию наук в ее традиционном понимании, коварно закамуфлирован в статье подзаголовком “Повышение пенсий” – мол, о вас, родные вы наши академики, заботимся, пенсии повышаем, а ректор Гуриев из Российской экономической школы уже все рассчитал. По сути, это многократно опровергнутое жизнью либеральное заблуждение: высокую пенсию академикам должно гарантировать государство, а такие организации как РАН затратны по своей сути, наука в таком формате просто не может приносить прибыль.

Проталкиваемый через Госдуму закон о реформе РАН – это и есть создание того самого “профессионального управления имуществом”, о котором писали в 2009 года Ливанов и Гуриев, и которое столь шокировало академиков. Теперь имуществом РАН будут управлять не сами академики, а чиновники, заинтересованные такой сугубо утилизаторской задачей, как получение прибыли. Например, был Лимнологический институт Сибирского отделения РАН в Иркутске, занимающийся изучением воды Байкала, а станет отелем или бизнес-центром. Зато на пенсию академикам накапает.

Вообще, Дмитрий Ливанов и Сергей Гуриев стали в последние месяцы излюбленными персонажами сюжетов либеральных СМИ, при этом Ливанов предстает как самодур и душитель науки, а Гуриев – светоч экономики и мятежная душа. Считать так – сущая шизофрения, ведь оба они предлагают схожие идеи, руководствуются по сути одной программой.

Российская академия наук, безусловно, нуждается в реформировании. Однако, изменения должны носить принципиально иной характер. Нужно не механически повышать число научных публикаций, как предлагают те же Ливанов и Гуриев, а без ущерба фундаментальной науке развивать науку прикладную, то есть имеющую связь с реальной жизнью, с производством товаров и услуг.

Колоссальная проблема в России – оторванность науки от заводов и фабрик, исчезновение промежуточного звена – опытно-конструкторских работ. Изобретения пылятся в лабораториях (чаще на чертежах), гуляют по научным статьям, но не доходят до станков. У ученых просто нет денег и мощностей для изготовления опытных образцов, испытания, отбраковки неудачных экземпляров с целью создания успешных вариантов, а производственники вкладываться в такую работу не могут, а то и не хотят. Не желает всерьез финансировать такие проекты и политическая верхушка; ее, как видно, больше заботит распил академической собственности.