Category: музыка

Никто не хочет больше становиться знаменем

объяснишь нынче, что песни “Убей янки” и “Тем, кто любит Вавилон” – это не про радиоактивный пепел, а про православный вудсток и вечный автостоп на русских дорогах, на которых увешанные коловратами хиппи будут искать свое Беловодье.

Между тем, Непомнящий – яркий представитель поколения “Лимонки” (газета такая была – но опять же, рассказать об этом школьнику, слушающему Фейса, затруднительно), которое кого только не затронуло. Скажем, на главном баттле прошлого года смахнулись два рэпера, в творчестве которых не обошлось без ранне-нацбольского влияния: тот же Гнойный поет про “запрещенный хайп из НБП” и вставляет в трэки спичи Бенеса Айо, а Окси признается в интервью, что все детство фанател от Дугина, Сантима и Арктогеи.

Тем не менее, раскодировать эти культурные послания уже очень сложно, поколения меняются стремительно, а главное – исчезает контркультура как явление и хотя бы минимальный протестный пафос, присущий панк- и рок-революционерам 90-х и начала “нулевых”. Сегодня “бунт” в музыке распадается на глумливые панчи, где все не всерьез, и повышает ценник. Во времена Летова и Непомнящего в рокере было важно “не продаться”, панки спорили до изжоги, кто искренний, а кто попсовик, нынешние же Славы КПСС продаются с предельным цинизмом и охотой, а главное – гордятся этим на радость фанатам.

Эстетика квартирников и замухрыжных прокуренных клубов с туалетным саундом, где закручивалось ранее контркультура, выживает лишь как ретро-дискотека. Что важно - испарилась некая борьба пьяных бунтарей с Системой, чтобы под этим выражением ни понималось. Никто не хочет больше становиться знаменем. Патетический “Коловрат” ушел, пришел Саша Скул и “Бухенвальд флава”.

Навсегда застрявший в глупом времени



Ровно 25 лет назад погиб Игорь Тальков. Уникальность его в том, что Тальков стал последним (и, возможно, единственным) отечественных исполнителем, кто пришел к признанию, интенсивно давя на политическую педаль, оставаясь при этом как эстрадным, так и мейнстримным. Время было такое - перестроечные страсти были разогреты до предельного уровня, охватывая умы большинства. С тех пор этот клапан так сильно не открывают, боятся политизировать массы.

Народный кумир-правдоруб Тальков, имевший доступ на все статусные концертные площадки, был бы невозможен через два года после того, как его жизнь трагически оборвалась 6 октября 1991-м, когда, спустя два этих года, заполыхал Верховный Совет. Тогда, если ты идейно не благонадежен, то овались в маргиналы, а если хочешь оставаться на сцене - пой попсу. Можно было, конечно, податься в стан ЕБНа, но и в этом кругу про политику уже не было принято петь, чтобы не раздражать народ.

Игорь Тальков умер кумиром дураков (как поется в одной из его песен), в момент максимального оглупления населения, поэтому, увы, остался творческой карикатурой. "Верит в Вас, как в Бога, изможденная страна" (о Ельцине), "КПСС-СС!", "На Земле стран таких не отыскать, ведь нельзя это жизнью назвать!" (При том, что Советский Союз, даже по оценке западных экспертов, входил в первые два десятка стран по уровню жизни).

Даже белогвардеец из него получился клоунский (скоморохов-белобесов тогда искусственно культивировали): достаточно вспомнить, как на концерте Талькова против ГКЧП на Дворцовой площади у сцены болтался флаг незалежной Литвы - настоящие белые офицеры-имперцы, сторонники "единой и неделимой", конечно, не поддержали бы это недоразумение.

Коллективная идиотия 1991-го года быстро сошла на нет, но злосчастный выстрел навсегда оставил певца в этом глупом времени. Мог бы талант Талькова раскрыться иначе? Искупил бы он свою юношескую глупость, встав на защиту Верхового Совета или, наоборот, превратился бы в политкорректного коммерческого дядьку? История никогда уже это не узнает.

Ляпис Трубецкой призвал людей не быть скотами

Не перестает радовать Ляпис Трубецкой. Сначала он ударился  в плакатное антибуржуазное шапито. Теперь - перекличка с национальной идеи, на этот раз, похоже, весьма серьезная и без стеба.. Песня "Не быть скотом" выполнена на стихи классического белорусского поэта Янки Купалы, которые отлично срезонировали  с музыкой и видеорядом.

Герои клипа - рабочие в пиджаках и кирзовых сапогах, шахтеры, моряки, бородатые разночинцы как бы вернулись к нам из начала XX века, заставив вспомнить о суровости тех лет. Сейчас вокруг стало так мало выдержанных лиц, наполненных выражением внутреннего достоинства.

Помню, как в музее политической истории мне попались  фотографии советских милиционеров 30-х годов. Правильные лица стражей порядка были наполнены мужицким благородством государства рабочих и крестьян. В клипе Ляписа - такие же типажи. С физиономиями современных полицаев их лучше не сравнивать.

Жаль, что клип будет воспринят большинством, прежде всего, как антилукашенковский. Смысл-то тут поглубже.