Category: криминал

Пакет Яровой: кому достанется больше всего

Подписанный Путиным и тем самым окончательной запущенный в жизнь “пакет Яровой” представляет собой гадкое и вредоносное явление как таковой, где оправдывать какие-либо его отдельные фрагменты не представляется возможным, но все же не все привнесенные им изменения одинаково опасны, а журналисты и блоггеры, провозгласившие появление в интернете “всевидящего ока”, упускают самое мерзкое.

“За нами следит большой брат”, кругом “1984”, “тоталитаризм”  – одна из любимых тем крупного сегмента интернет-сообщества, озабоченного цензурой в сети и противостоянием свободному распространению информации, а после того, как против скандальных законодательных изменений выступил даже такой популярный герой как Эдвард Сноуден, волна негодования в связи с наступающим “тотальным контролем” приняла характер информационного цунами.

Однако, посмотрим правде в глаза, прослушивать мобильные телефоны соответствующие отделы ФСБ и МВД начали не вчера, и не позавчера, да и доступ к страничкам ВК спецслужбы беспрепятственно получали и ранее. Заиметь доступ к электронной почте компетентным органам тоже не проблема, так что “большой брат” действует на этом поприще уже давно.

Да, теперь операторы сотовой связи будут полгода хранить звонки и сообщения всех клиентов, а мессенджеры и соцсети будут обязаны раскрывать зашифрованные данные пользователей спецслужбам, однако это не означает, что силовики будут контролировать всех граждан страны. Это технически невозможно (не хватит специалистов для обработки данных), а главное – не нужно (оперативникам глубоко положить на личную и даже деловую переписку десятков миллионов людей, тут не стоит питать иллюзий). Следить будут, как и впредь за небольшим числом беспокоящих органы людей (бизнесменов, журналистов, политических активистов), просто теперь это делать будет проще.

Кстати, реальна польза в деле борьбы с терроризмом от происходящего усиления минимальная. Люди, обладающие навыками подпольной деятельности, не пишут лишнего в соцсетях, и не болтают по мобильному. Настоящий террорист, готовящийся совершить свое черное дело, максимально “отключает” себя от интернета. Остановить его можно хорошей агентурной работой внутри его структуры, но никак не прочесыванием соцсетей.

А вот что действительно будет работать причем во вред здравого смысла, так это утяжеление “экстремистских” статей УК – 280, 282, 282.1, 282.2, 282.3, по ним отменены такие наказания как штраф и исправительные работы, а предусмотрен только тюремный срок. Правда, как подсказывают юристы, он все же может быть на первый раз условным. Но маленьким он не будет – составы этих преступлений еще до Озерова-Яровой переведены в категорию средней тяжести и тяжких. До суда же обвиняемый будет не гулять под подпиской о невыезде, а сидеть под домашним арестом или просто в СИЗО.

МВДшные генералы бодро рапортуют о постоянном росте преступлений экстремистской направленности – в 2015 их было зафиксировано 1308, что на 27% больше, чем в предыдущем. А вот скажем, преступлений экономической направленности прибавилось лишь на 4%. Таким образом, взятки у нас берут не столь активно, как экстремистничают. По версии полиции, само собой.

Давайте разберемся - что же это за экстремизм такой? В прошлом году была новая Манежка? Нет, фанаты больше так сильно не жестят. Скинхеды убивали иностранцев? Нет уже давно не то, что скинхедов, но и организованных групп правой молодежи (“Русский марш” в Москве в 2015-м был самым малочисленным за все годы). Все ультра-правые организации давно ушли в песок, растворились и антифа.

Прошлый год, несмотря на экономический кризис, отличился низким уровнем социальной напряженности внутри страны. Так откуда тогда 1308 страшных, подрывающих основы конституционного строя, преступлений набралось?

А их по сути придумывают, возводя в статус угрозы общества незначительные небрежности. ЦПЭ МВД и УЗКС ФСБ есть в каждом из 85 субъектов РФ. И если в Ингушетии или Дагестане примерно понятно, чем этим ведомствам заниматься, то в каком-нибудь тихом Пермском крае приходится заводить уголовные дела за лайки и репосты, чтобы хоть как-то оправдать перед начальством свое существование. Если в регионе есть хоть какие-то политические или около-политические деятели, то лайки и репосты будут выискивать у них, если нет – тогда в расход идут простые пользователи.

Например, 20 февраля 2016 года в Екатеринбурге осудили продавщицу Екатерину Вологженинову за антипутинские карикатуры (ей присудили 320 часов исправительных работ). Дмитрий Семенов, оппозиционный активист из Чувашии, перепостил на своей странице «ВКонтакте» изображение Дмитрия Медведева в кавказской папахе с оскорбительной надписью получил штраф в 150 тыс. руб. Уже год сидит в тюрьме нацбол Сергей Панарин, осужденный окружным военным судом Барнаула к трем годам лишения свободы за репост Вконтакте от 2012 (!) года. Если в 2014-2015 тюремный срок за подобные “преступления” был редкостью, то сейчас от станет нормой.

Теперь у столичных, и, что еще хуже, региональных “эшников” и фсбшников не будет возможности не сажать. Кто-то из оперов будет осознавать, что способствует наступлению абсурдистана, однако служба есть служба, семью кормить надо, ничего личного – раз рост “экстремизма” в стране зафиксирован, значит в родном Улан-Удэ или Иваново он обязательно будет “найден”..

Больше всего от этого пострадают и так немногочисленные общественные деятели в российской глубинке с минимально протестной повесткой дня, которые осмеливаются что-то писать, где-то выступать, что-то делать – в некоторые регионах их будут выкашивать особенно топорно и беспощадно. Эти люди и будут главными жертвами едросовского взбесившегося принтера имени Яровой-Озерова, хотя и в мегаполисах тоже будет доставаться.

P.S.: Была версия, что Путин откажется подписывать безумный “пакет Яровой”, чтобы в очередной раз предстать перед публикой в роли доброго царя. Но нет же – подписал. Теперь все последствия от творимой яровизации он разделит вместе с проголосовавшими депутатами Думы и лакейским Совфедом. Понятно, что на данном этапе у него сильно не убудет, но все же.


Репрессивный Абсурдистан

У Дины Гариной снова проблемы. Не успела она получить условный срок по прошлому делу, как было заведено новое - по факту выступления на митинге в мае 2015 года, где якобы возбуждалась рознь в отношении социальной группы "эшники". С утра на квартире у Дины прошел обыск, потом повезли в СК. Аналогичной процедуре были подвергнуты Степан Иванов и Николай Бондарик. К счастью, все трое сейчас на свободе - Гарину отпустили под подписку о невыезде.

Гаечки всё закручиваются: "антиэкстремисты" продолжают наносить свои хаотичные удары, при этом зашкаливает идиотизм этой деятельности с позиции реальной, а не воображаемой Бастрыкиным национальной безопасности.

Внутри России образовался Абсурдистан, в котором силовики ежегодно рапортуют о росте приписанных к реальному терроризму преступлений туманной "экстремистской" направленности. Этот бум зафиксирован не за счет того, что в стране стало больше агрессивных, прибегающих к насилию группировок (наоборот, их всех давно зачистили). Просто стали больше привлекать за репосты в ВК и прочую ерунду, исходя из чего дается установка о необходимости еще больше размахивать маховик, причиняя горе простым людям.

Взрыв в Волгограде. Пограничные столбы не помогут.

Волгоградский теракт, организованный джихадистами-смертниками, вновь обострил вопрос об отделении кавказских регионов от России. Реплики о необходимости послать нерусский юг нашей страны куда подальше раздаются все сильнее, однако обратимся к здравому анализу в этом крайне непростом вопросе.

По большому счету, взаимосвязь между нахождением Кавказа в составе России и взрывом в Волгограде, видится не очевидной. Дело в том, что люди, причастные к терактам такого рода, давно перестали мыслить государственными границами, мотивируя свои поступки лишь фанатичными трактовками религиозных постулатов. Волгоградский взрыв, организованный смертниками, не несет никакого рационального начала или ясной политической подоплеки. Вопреки расхожему мнению, данный теракт – это не ответ на Бирюлево, это просто акт ненависти к мирской жизни – уничтожения (врага) и самоуничтожения (себя). Подробней об этом написал Павел Жеребин.

Договориться об отделении Кавказа можно только при обоюдном  стремлении к этому воюющих сторон. В 1996-м, когда Чечня требовала независимости, к такому соглашению (позорному и унизительному для русских) удалось прийти, поскольку такие люди как Масхадов и Басаев были в тот период однозначными государственниками, только чеченскими. Кровь в те годы лилась в ходе противостояния двух государств – постсоветской РФ и непризнанной Чеченской республики Ичкерия (ЧРИ).

Ситуация современного образца принципиально иная. Замешанная на чеченском национализме, с языческим волком на знамени ЧРИ была упразднена в 2007 году самими боевиками, на ее месте был образован “Имарат Кавказ” (Кавказский Эмират) – структура по сути внегосударственная, рассматривающая себя лишь как часть мирового джихадистского подполья.

Цель такого “имарата” – глобальное доминирование своей версии исламизма в мировом масштабе. На этом пути все “кафирские” (немусульманские) государства должны быть сметены. Россия, само собой, не исключение. В этом смысле предшественником организаторов и исполнителей взрыва в Волгограде является не Джохар Дудаев, а таинственные фигуры вроде Бен Ладена. Дудаев же идеологически был гораздо ближе к Кадырову, чем к последнему поколению кавказских террористов.

С джихадистами невозможно разговаривать путем введения визового режима, колючей проволоки на границе или экономических санкций. Такими способами можно поставить на место регионального царька вроде Рамзана. Что касается бомбистов-интернационалистов под зеленым флагом, действующих в мировом масштабе, то любая возможность для автономного территориального существования будет рассматриваться ими лишь как плацдарм для нового наступления.

Представим, что территория проживание кабардинских, черкеских, дагестанских и ингушских народов превратится у границ русских регионов в новый Афганистан времен правления талибов – бедный, но воинственный край, где террористы разобьют свои тренировочные лагеря. Сомнительно, что от такого опасного соседства Россия останется в выигрыше.

Визовый режим, вы говорите? Это неплохо. Да только стоит вспомнить, что исламистами, захватившими универмаг в Найроби, командовала британская подданная Саманта Льютвейт, а ее напарником был принявший ислам негр с Ямайки Джермейн Линдсей. Пограничные столбы не остановили этих зверей.

visa2

Дело-12. Трэш-комикс из зала суда

Петербургский художник Ольга Лаврентьева опубликовала зарисовки с судебного процесса по нашему “Делу-12”, в рамках которого двенадцать человек обвинялись в осуществлении на территории города на Неве деятельности запрещенной “экстремистской” организации – НБП. Дело было долгое, достаточно резонансное, с привлечением федеральных политиков, и не имеющее аналогов в городе. Однако, в вихре повседневного информпотока забываются кафкианские детали этого процесса, поэтому очень здорово, что Ольга опубликовала свое произведение.

Трэш – самое подходящее слово для происходившего с наши в Выборгском суде с апреля по декабрь 2012 года. Неуклюжая, неповоротливая сторона обвинения (следственный комитет с подачи Центра “Э”), имеющая низкую политическую грамотность, но высокие репрессивные замашки,  сполна показала себя. Были и путанные  показания внедренных стукачей, и такие эпизоды “преступления” как переход улицы в неположенном месте. Были эшники-опера с аргументацией в духе “это – акция НБП, потому что в ней участвовали вы”. Были и пыльные, пропахшие табаком и алкоголем эксперты из Российского института культурологи, с дипломом математика и непонятной наукой психогерменевтикой, которые на черно-белой пленке видеозаписи увидели, что цвет флага – красный. Было и многое другое, смешное и грустное, драматическое и трагикомическое.

Длинные протоколы заседаний вряд ли осилят многие, а обычные фотографии не передают атмосферы, поэтому талантливый трэш-комикс – самый подходящий жанр как для судебных процессов такого рода, так и для многих других явлений российской политической жизни – например, заседаний населяемой андроидами Госдумы.

Комикс, разбитый по частям, можно посмотреть в ЖЖ Ольги Лаврентьевой.

Процесс двенадцати 2012. Часть последняя. Много вещей и много слов:
Свидетели защиты Прилепин, Нотяг, Резник, Ведерникова и др., эксперты Батов и Крюкова, Лимонов:

Продолжение суперкиношечки:

Просмотр записей скрытой камеры:

Допрос свидетелей обвинения. Менты и стукачи:

Начало. Прокурор Филимонова зачитывает обвинительное заключение:
http://kuno4ka.livejournal.com/58441.html

Цельная версия комикса есть Вконтакте - вот здесь

63376_original


75864_original

65961_original

70d722f7484f5bd1b35d7ab02644c930

Знакомьтесь: Михаил Сазонов, стукач из центра "Э"

Процесс над лидерами и видными активистами петербургской "Другой России" (Дело 12-и) перешел в интересную фазу. 29 мая в Выборгском суде появился главный свидетель обвинения - Михаил Сазонов. Боясь показаться перед собравшимися, Сазонов выступил в деле по "программе защиты свидетелей", то есть давал показания через микрофон, находясь в отдельной комнате. Голос свидетеля был искажен “роботизированным” эффектом, что немало повеселило подсудимых. На вопрос одного из адвокатов, обеспечивают ли сотрудники полиции его личную безопасность, Сазонов ответил, что "да, постоянно".

По версии Сазонова, в Петербурге в 2009 году действовало отделения НБП, в которое он вступил в марте 2009 года. Возглавлял его Андрей Дмитриев, а я, по версии свидетеля, был его правой рукой. Походив на собрания несколько недель, Сазонов раскаялся, поняв что участвует в деятельность экстремистской организации, набрал в поисковике "центр э", после чего сам явился в это учреждение и согласился продолжить посещать собрания, но уже под куратортством сотрудника этого ведомства Дмитрия Грязнова.

На самом деле Михаил Сергеевич Сазонов - изначально был внедренным стукачем от центра "Э". В марте 2009 года он вышел на связь через "вконтакте", имея анкету под именем Александр Рубан (сейчас анкета удалена). Так он и представлялся. Несколько месяцев он действительно посещал собрания лимоновцев (НБП тогда уже не было, хотя сторона обвинения доказывает обратное - в этом и есть суть нашего уголовного дела). Летом 2009 года возникла необходимость в новом помещении для собраний. Неожиданно Сазонов предложил для этих целей пустующую квартиру, где он “иногда играет в покер с друзьями". Как выяснилось позже, в помещении была оборудована видеокамера, записавшая все происходящее до декабря 2009 года.

Сазонов старался не посещать публичные акции, чтобы лишний раз не засветиться. Тем не менее, кое-где он попал под прицел объективов. Вот Сазонов на акции против строительства "Охта-центра" у питерского офиса "Газпром-нефти" 9 октября 2009 года:

Все, кто занимается оппозиционной политикой (прежде всего, в Питере) - запомните эту физиономию. У Сазонова округлое лицо, сам он коренастый, слегка полный. По образованию - недоучившийся юрист, перемещавшийся от вуза к вузу (сейчас, возможно, уже доучился). Если он придет еще на какое-нибудь собрание оппозиционеров - гоните в шею. В дальнейшем в сети появятся и другие его фотографии. 

Почему стукач не был разоблачен раньше? Нацболы в Питере всегда действовали открыто, не пряча свои лица и фамилии за масками - фактически на собрание мог попасть каждый при минимальном уровне адекватности. Ведя легальную, ненасильственную борьбу, организуя гражданское сопротивление, нет смысла играть в подпольщиков.

Еженедельно появляются новобранцы, желающие пополнить ряды лимоновцев. Часть приходится отсеивать сразу (фриков, тусовщиков, мутных людей), другая часть отсеивается сама. Некоторые, естественно, остаются. Попадаются и стукачи, их засылают сразу несколько организаций - городской центр "Э" (на ул. Рузовской), окружной центр "Э" (на ул. Чайковского), ФСБ, а также всевозможные "нашисты". Провокаторов периодически разоблачают, но всех быстро выявить не просто. Впрочем, стукачи наивно полагают, что им удается добыть какую-то важную информацию, посещая публичные встречи. Многое остается сокрытым от глаз врагов. 

Мне приходилось немало общаться с Сазоновым-Рубаном. Он - не глупый, способный парень, поэтому и смог подсунуть ту самую "плохую квартиру", втереться в доверие. Жаль, что он замарался таким делом, испортил карму на всю жизнь. Быть пособником репрессивной машины, прикрывающей от оппозиции воровскую власть, давно съехавшую с катушек - дело подлое, неблагодарное, за которое все равно придется так или иначе отвечать. А наше дело правое, и при любом развитии судебного процесса мы выйдем победителями.

В гостях у эксперта Батова

В Москве живет один человек. Звать его Виталий Иванович Батов. Работает он в Российском институте культурологи. Если кто не знает, это именно тот институт, который делает экспертизы по резонансным уголовным делам против оппозиции.

За подписью Виталия Батова и его коллеги Натальи Крюковой вышло немало нашумевших опусов. Именно они признали экстремистскими футболки с надписью “Православие или смерть” и  листовку “Убей в себе раба” в деле Николая Авдюшенкова. Также именно господа Батов и Крюкова выяснили, что логотип сайта Алексея Навального rospil.info (орел с зажатыми в руках пилами) являются надругательством над государственной символикой РФ.  Из последних дел Российского института культурологи – экспертиза в отношении петербургских активистов “Другой России” (по этому делу проходит 13 человек).

По образованию Виталий Батов – психолог и культуролог, а вот его коллега Наталья Крюкова – учитель математики. Каким образом математик может выступать экспертом в делах, связанных с политикой – остается загадкой.


 
Интересна, и "гражданская" специализация Батова. Конечно, он не учитель математики, но пишет такие эпохальные труды как "Владимир Высоцкий: психогерменевтика творчества" Специализированными знаниями в области истории и политологии Батов и его коллега не обладают, поэтому их компетенция как экспертов по политическим делам вызывает большие сомнения.

В общем, послужной список Батова и Крюковой значительны. Все экспертизы от следственных органов, подписанные этой сладкой парочкой, неизменно обвинительные. Понятно, что свое дело Батов и Крюкова делают далеко не безвозмездно, а имеют за свой нелегкий труд вполне осязаемый гешефт. Работа у них такая - срока давать. Служа на подхвате у Следственного комитета, можно не париться о формальностях. К тому же заказчику нужны не объективные экспертизы, а вполне конкретные - обвинительные (иначе найдут других экспертов). В королевстве кривых зеркал важна не правда, важен результат.
.
Однако за грехи рано или поздно приходится держать ответ. Активисты московской “Другой России” решили вторгнуться в зону комфорта Виталия Батова и пообщаться с ним возле его дома. О том, как это было – смотрите на видео: