Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

"Донбасс. Окраина". Слишком много хороших людей

12 июня вышел фильм “Донбасс. Окраина” режиссера Рената Давлетьярова, ставший первым полноценным художественным фильмом на эту тему, выпущенным официальной российской киноиндустрией. Показ ленты проходит в полупустых залах, не встречая почти никакой реакции “культурного сообщества”. Собственно, и подготовка этого фильма проходила как-то скрытно, без ажиотажа, что в наше время может сигнализировать как о высоком, так и о низком уровне кино.

Если говорить совсем кратко и не выдавать сюжетные перипетии, то “Донбасс. Окраина” – это о хороших людях на войне, которые волей случая оказываются в центре боев вокруг поселка Марьинка, в пригороде Донецке, находящегося меж двух воюющих сторон. Ополченец и боец украинской армии, киевские волонтеры и местные жители оказываются пленниками ситуации, из которой должны как-то выбираться.

Первая половина фильма – это фронтовая ваниль. В героях, которые еще днем ранее были врагами, пробуждаются светлые чувства – взаимовыручка, порядочность, смекалка. Те, кто, казалось бы, еще недавно готовы были растерзать друг друга, обнаруживают, что у них много общего, что на войне есть нормальные и сволочи, а не только живые мишени. По сути лейтмотив всего фильма - воюет один народ, разделенный обстоятельствами. Показано все это достаточно шаблонно и предсказуемо, от обилия хороших, правильных поступков теряется ощущения реальности. Настоящая война пробуждает не только высокие, но и низменные чувства – жестокость, глупость, паникерство, но в первой половине фильма их нет. Режиссер пытается добавить кровяки, однако даже показанные крупным планом обожженные трупы и рытье могил не создают ощущение апокалипсиса.

Где-то после экватора лента все же начинает развиваться угрожающе. Хорошие люди все же встречаются с плохими, да и среди протагонистов оказывается не так все однозначно. Происходящее захватывает ближе к финалу, в последние минут 15-20, что, увы, не спасает всю картину, после которой остается стойкое ощущения, что не дожали. Из сильных моментов можно выделить нетривиальную концовку, которая отсылает, ни много ни мало, к “Судьбе человека” Шолохова.

В целом, в фильме явно не хватает маленьких штрихов. Персонажи слишком ходульны, наблюдая за их действиями, почти всегда понятно, что будет в следующем кадре. Самое страшное, из того что я видел на тему “хорошие люди по обе стороны фронта” – это детские рисунки, найденные на поле боя у бойцов ВСУ. Украинские дети нарисовали своим отцам добрые картинки, исписанные словами “мир”, “папа”, “Украина”, а те держали их при себе во время сражения. Как можно догадаться, эти вояки в лучшем случае попали в плен. Вот от такого действительно мороз по коже, но столь тонкой работы в фильме нет.

Нельзя сказать, что лента совсем слаба. Она сделана с уважением к историческим событиям нашего недавнего прошлого, показана общая канва войны, позиции сторон. Видно, что с режиссером работали серьезные консультанты, глубоко погруженные в тему, и в отличие от нелепой ленты “Крым”, где слово “русский” встречается ноль раз, здесь есть и шевроны “Новороссия” в кадре, и умные диалоги, объясняющие, кто за что воюет. Фильм патриотичен, и желание его создателей показать мотивацию людей по обе стороны, объять и обнять всех, не превращается в толерантность, где нет добра и зла, а есть лишь набор точек зрения. “Донбасс. Окраина” может шокировать тех, кто вообще проспал жестокие бои 2014 года. Их этот фильм уверенно погрузит в тему. И пожалуй эту ленту было бы правильно показывать школьникам 8-9 класса, чтоб они получили представление о войне, которая до сих пор идет, и о настоящих героях, которые совсем рядом с нами (как бы специально для этого фильм выходит с маркировкой 12+).

Но все же всего этого мало. Конечно, нельзя суметь показать все в одном фильме, однако остается стойкое ощущения, что режиссер Давлетьяров не показал зрителям и половины бездны ада. Если снимать по-настоящему жуткое и правдивое кино о Донбассе, то кроме хороших людей по обе стороны фронта нужно показывать и плохих. И хапуг, наживающихся на войне, как местную мелкоту, так и крупных, вершащих дела охваченного огнем края вдали от непризнанных республик. И тех, из-за кого были устранены популярные народные командиры. И тех, кто палил из установок залпового огня по мирным кварталам. Невероятно драматичные сюжеты ждут режиссерской смелости (и тех, решится финансировать такое кино) – нужно показать делишки кураторов, предателей, наемников, мажоров-политтехнологов. Однако сценарий, где будут показана хотя бы часть этого, ждет нового Балабанова, и будет экранизирован он явно не скоро.

"Матильда": лубочный, сусальный болливуд



Признаюсь, из хулиганских соображений мне хотелось, чтобы "Матильда" понравилась. Настолько нелепа была моралфагия Поклонской и истерики царебожников, что хорошо бы, чтобы они наехали в итоге на хоть сколько-то серьезное, вдумчивое кино, чтобы никому впредь не было повадно пытаться запрещать сугубо художественные фильмы за экстремизм. Но нет - лента Учителя оказалась простенькой пошлой (во всех смыслах этого слова) мелодрамой для домохозяек.

"Как вам картина? Рама понравилась!" - вот это о фильме. Снято красиво, атмосферно, но по содержанию и драматургии - полный ноль. Метущийся немец, играющий наследника с глазами на мокром месте (с первого кадра стало понятно, что актер не удачен - как минимум, просто не похож), бабские разборки со штампованными диалогами, искусственно вставленный персонаж Козловского, более-менее убедительный Евгений Миронов не спасает ситуацию - все в худших традициях современного российского кино (есть и лучшие).

Как ни странно, самой сильной мне показалась наиболее скандальная и оторванная оторванная от реальной фактуры сцена (позволю себе спойлер, поскольку лента настолько слаба). Поскольку очень быстро стало понятно, что об исторической достоверности в "Матильде" говорить не приходится, осталось воспринимать все в эмоциональной ключе - и когда после Ходынки (трагедия снята впечатляюще) коронованный царь, впервые в фильме отдающий жесткие распоряжения по ликвидации последствий, не просто встал перед пустой площадью, откуда только что увезли на телегах две тысячи тел, на колени (то, что такая сцена в фильме есть - было известно заранее), но и внезано зажег грандиозный салют в свою честь - пробрало. Так ведь и правил Николай II- то проявлял волю, то богомольствовал, то вел себя как блаженненький.

Фильм получился действительно антимонархический и, пожалуй, клеветнический (при всей моей нелюбви к политике Ники, палку Учитель явно перегнул), но оскорбляться в нем нечему - разве можно быть всерьез оскорбленным творением лубочного, сусального болливуда? А государственых денег, потраченных на эту синему, и вправду жалко.

Устроим вестерн на Дальнем Востоке?

На днях Эдуард Лимонов вновь озвучил свою старую мысль - заселить Дальний Восток заключенными, чтоб осваивали край. Идею общественность оставила без внимания, ну разве что кто-то съязвил. Людям нынче лень напрягать мозг, вникать в пионерные идеи - в то, что не в тренде.

Между тем, идея видится весьма привлекательной. Для осужденных за неопасные преступления (подрался человек, похулиганил слегка или украл что-то в магазине) вернуть такую старую форму наказания, как ссылка. Идею можно развить - давать ссыльным участки земли в собственность. В общем, преодолевать старомодные лагерные традиции принуждения и контроля.

Наше общество построено на тяге к комфорту, люди одомашнились в своих мегаполисах. Вот вы поедете жить в тайгу? Вряд ли, да и я, честно говоря, не поеду. А кто-то поедет. Авантюристы. Воспитанники детдомов (они массово идут в мелкий криминалитет). Сорвиголовы, которым терять нечего. Хочется напомнить, что Австралия руками зеков строилась, да и, черт возьми, Америка создавалась людьми похожего сорта.


Гумбат - тыл Донбасса

(Мой материал на "Свободной прессе" по итогам поездки в Ростов-на-Дону)

Гуманитарный батальон «Новороссия» - организация, занимающаяся помощью Донецкой республике. Во многом силами именно этой структуры обеспечивается снабжение как мирного, так и сражающегося Донбасса. Основное преимущество Гумбата перед многими подобными организациями - непосредственная связь с людьми в Донецке, что гарантирует доставку груза до адресата в той мере, в какой слово «гарантия» употребимо на войне.

Тем не менее, найти офис Гумбата в Ростове-на-Дону не так просто - он затерялся среди новостроек в спальном районе города. Посетитель не увидит никакой вывески, и без предварительного звонка вряд ли найдет помещение, скрытое от глаз большинства ростовчан, для которых неторопливая летняя жизнь южного города не слишком омрачена близкой трагедией.

В офисе, состоящем из нескольких комнат, нас встречает Илья Дубогрей, замкомандира Гуманитарного батальона «Новороссия», его мама Ирина, командир гумбата, и жена Ольга, начальник логистического отдела. Муж Ирины - один из близких сподвижников Игоря Стрелкова, имевший непосредственное отношение к его появлению на донецкой земле. Пока глава семейства на войне, оставшиеся члены семьи, составившие костяк Гумбата, занимаются помощью ополченцам и мирным жителям. Руководитель Гуманитарного батальона «Новороссия» - Екатерина Губарева, один из лидеров Русской весны в Донецке. Екатерина - человек занятой: кроме Гумбата она заместитель Министра иностранных дел ДНР, решает проблемы оказания помощи беженцам, занимается детьми. В целом, в штабе трудится семь человек - коллектив небольшой, но энергичный. Такими малыми силами приходится выполнять колоссальный объем работы, замыкая на себе значительную часть снабжения ДНР.

Кроме офисного помещения Гумбат располагает складом на базе МЧС, однако, как утверждают активисты, помощи от каких-либо государственных структур Российской Федерации они не получают. Основной поставщик помощи - русское гражданское общество. По сути, Гуманитарный батальон «Новороссия» - это перевалочный пункт или, если угодно, логистический центр, принимающий помощь со всей России - как в денежной, так и в вещественной форме.

Будни гуманитарного фронта

Ирина показывает отчет о расходовании денежных средств, поступивших на счета Гуманитарного батальона «Новороссия». За два месяца израсходовано более 9 млн. рублей, все учтено до рубля, что является предметом гордости. В отчете присутствуют такие статьи, как, например, пошив 3-х тыс. комплектов формы (затраты более чем 1,5 млн. рублей), организованный в Донецке силами Гумбата, расходы на закупку снаряжения для ополчения. Обо всем, что связано с войной, Ирина говорит взволнованно: для нее каждый разбомбленный поселок - это не просто географическое название или строчка новостей, а личная трагедия, пронизывающая насквозь. Трагедия, от которой на глаза наворачиваются слезы.

Автопарк Гумбата - два десятитонных грузовика. Ранее они шли в Славянск, но после того, как город был оставлен ополченцами, машины непрерывно курсируют из Ростова до Донецка. Каждая поездка напоминает настоящую войсковую операцию с блокпостами и разведчиками (прорабатывается вариант обеспечения полноценного конвоя). Ранее четыре грузовика были потеряны - два уничтожены украинскими военными, еще два, случайно выскочившие на украинский блокпост, были арестованы. Машины были пустыми, поэтому водители остались целы. Вообще, они подвергаются постоянному риску, поскольку машины уже примелькались, и, следовательно, легко могут стать мишенями. Очередное занятие киевскими войсками города Красный Луч в начале августа, через который приходит трасса на Донецк, восприняли в штабе как серьезнейший удар, ведь была перерезана Дорога Жизни, связывающая Донецкую Республику с Большой Россией. Удержание Красного Луча в своих руках - важнейшая задача для ополчения, от успешного выполнения которой зависит снабжение ДНР. Сейчас, по мере наступления ополченцев, угроз для снабжения становится меньше.

Значительно больше, чем транспортные проблемы, Илью Дубогрея пугает объем работы:

«Правительство ДНР сейчас пытается сформулировать потребности, выяснить, сколько людей нуждается в помощи. В Славянске это делали военные, там было проще, были постоянные рейды, в ходе которых ополченцы обходили жилые кварталы. Они знали, что если в этом доме живет бабушка слепая, то следующим патрулем несли мешочек еды. C Донецком сложнее, это огромная агломерация. Если в Славянск мы возили одну десятую часть необходимого, то для Донецка это, наверное, одна сотая. За два месяца мы отправили около 400 тонн. Но что такое 400 тонн? Это так, наверное, по ложке каши».

Отправленную помощь Гумбат старается распределить между ополченцами и мирными жителями Донбасса. На месте назначения делается фотоотчет, наиболее заметным жертвователям делается видеоблагодарности от медийных фигур Донецкой республики. Активисты Гумбата гордятся тем, что контролируют полную доставку грузов, что поднимает доверие среди тех, кто желает материально помогать Донбассу.

До ополченцев доходят даже личные грузы. Провал случился всего один раз. На адресной посылке координаты адресата были указаны то ли сбоку, то ли снизу, в результате чего посылка была разорвана и роздана другим бойцам. В Гумбате узнали состав пропажи, после чего компенсировали утрату из своих запасов.

Освободительная война, в которой Гуманитарный батальон «Новороссия» играет заметную роль, давно стала интернациональной, о чем охотно рассказывают активисты Гумбата:

«Там есть сербы, итальянцы, немцы, ирландец, французы, чехи, шведы, испанцы, англичане, и люди из всех областей Украины. Мотивация - антифашистское движение. Если объяснить на всех языках мира, и призвать все антифашистские организации подняться единым фронтом, то это была бы колоссальная сила. А пока информация, которую люди моментально хватали, просачивается тонкими ручейками - где-то через переводчиков, где-то друзья русскоговорящие объясняли. Канадцы как-то звонили: «Можем ли мы привезти с собой оружие?» Второй мотив этих людей - против НАТО, против ЕС. Одним словом – антиглобалисты».

В центре Донецка стоит памятник Артему, а кто это такой, не пишут в учебниках

Активисты Гуманитарного батальона - люди идеологизированные, имеющие концепцию дальнейшего развития Донбасса. Если своим военным лидером гумбатовцы продолжают видеть Игоря Стрелкова, то политическим - Павла Губарева. Илья Дубогрей, знакомый с Павлом более десяти лет, не просто противник киевской власти, но и твердый сторонник его идей. Он убежден, что если донести созидательную программу до широких слоев населения, то дело пойдет с удвоенной силой:

«Идея Новороссии - это идея Павла. Он сам историк, и рядом с ним были историки, первые сопротивленцы - Мирослав Руденко, Сергей Цыплаков. Это была политическая сила, которая изначально знала о том, что была Донецко-Криворожская республика, которая была придавлена, приклеена к Украине. В украинских учебниках этого нет, как и в советских учебниках. У нас в центре Донецка стоит памятник Артему, центральная улица, самая длинная - тоже названа его именем, а никто не знает, кто такой Артем. Украинцы знают - это «палач украинского народа», а что он - создатель Донецко-Криворожской республики, не знают. Была также Одесская советская республика. Взяли эти две республики, и слепили с Украиной, а в 1939 прикрепили еще кусок - Галичину. Но Украина написала в учебниках, что это еще древние укры лопатами Черное море копали и крымские горы насыпали».

По мнению Ильи, девять из десяти людей на Донбассе имеют лишь образ врага, не видя очертаний будущего, что необходимо исправить. Идею Новороссии гумбатовцы продвигают уже сейчас и готовы отстаивать ее после победы.

«Люди в окопах знают, против чего воюют, но не знают, за что. Мы должны сформулировать простому человеку - военному, полицейскому, шахтеру, водителю, что в результате он получит и это его еще сильнее мотивирует» - утверждает Илья.

Илья Дубогрей родом из Донецка, поэтому все, что творится на Родине, он чувствует кожей. Для него национально-освободительная борьба не абстрактна, а предельно конкретна - то, что было вчера, продолжается сегодня, будет иметь развитие завтра. После общения с ним понимаешь, что после победы ополчения на донецкой земле, в которой гумбатовцы не сомневаются, происходящее войдет в истории не как локальный конфликт на постсоветском пространстве, а как первая страница новой большой Истории.

96742

Материал "Свободной прессы"