Category: кино

"Донбасс. Окраина". Слишком много хороших людей

12 июня вышел фильм “Донбасс. Окраина” режиссера Рената Давлетьярова, ставший первым полноценным художественным фильмом на эту тему, выпущенным официальной российской киноиндустрией. Показ ленты проходит в полупустых залах, не встречая почти никакой реакции “культурного сообщества”. Собственно, и подготовка этого фильма проходила как-то скрытно, без ажиотажа, что в наше время может сигнализировать как о высоком, так и о низком уровне кино.

Если говорить совсем кратко и не выдавать сюжетные перипетии, то “Донбасс. Окраина” – это о хороших людях на войне, которые волей случая оказываются в центре боев вокруг поселка Марьинка, в пригороде Донецке, находящегося меж двух воюющих сторон. Ополченец и боец украинской армии, киевские волонтеры и местные жители оказываются пленниками ситуации, из которой должны как-то выбираться.

Первая половина фильма – это фронтовая ваниль. В героях, которые еще днем ранее были врагами, пробуждаются светлые чувства – взаимовыручка, порядочность, смекалка. Те, кто, казалось бы, еще недавно готовы были растерзать друг друга, обнаруживают, что у них много общего, что на войне есть нормальные и сволочи, а не только живые мишени. По сути лейтмотив всего фильма - воюет один народ, разделенный обстоятельствами. Показано все это достаточно шаблонно и предсказуемо, от обилия хороших, правильных поступков теряется ощущения реальности. Настоящая война пробуждает не только высокие, но и низменные чувства – жестокость, глупость, паникерство, но в первой половине фильма их нет. Режиссер пытается добавить кровяки, однако даже показанные крупным планом обожженные трупы и рытье могил не создают ощущение апокалипсиса.

Где-то после экватора лента все же начинает развиваться угрожающе. Хорошие люди все же встречаются с плохими, да и среди протагонистов оказывается не так все однозначно. Происходящее захватывает ближе к финалу, в последние минут 15-20, что, увы, не спасает всю картину, после которой остается стойкое ощущения, что не дожали. Из сильных моментов можно выделить нетривиальную концовку, которая отсылает, ни много ни мало, к “Судьбе человека” Шолохова.

В целом, в фильме явно не хватает маленьких штрихов. Персонажи слишком ходульны, наблюдая за их действиями, почти всегда понятно, что будет в следующем кадре. Самое страшное, из того что я видел на тему “хорошие люди по обе стороны фронта” – это детские рисунки, найденные на поле боя у бойцов ВСУ. Украинские дети нарисовали своим отцам добрые картинки, исписанные словами “мир”, “папа”, “Украина”, а те держали их при себе во время сражения. Как можно догадаться, эти вояки в лучшем случае попали в плен. Вот от такого действительно мороз по коже, но столь тонкой работы в фильме нет.

Нельзя сказать, что лента совсем слаба. Она сделана с уважением к историческим событиям нашего недавнего прошлого, показана общая канва войны, позиции сторон. Видно, что с режиссером работали серьезные консультанты, глубоко погруженные в тему, и в отличие от нелепой ленты “Крым”, где слово “русский” встречается ноль раз, здесь есть и шевроны “Новороссия” в кадре, и умные диалоги, объясняющие, кто за что воюет. Фильм патриотичен, и желание его создателей показать мотивацию людей по обе стороны, объять и обнять всех, не превращается в толерантность, где нет добра и зла, а есть лишь набор точек зрения. “Донбасс. Окраина” может шокировать тех, кто вообще проспал жестокие бои 2014 года. Их этот фильм уверенно погрузит в тему. И пожалуй эту ленту было бы правильно показывать школьникам 8-9 класса, чтоб они получили представление о войне, которая до сих пор идет, и о настоящих героях, которые совсем рядом с нами (как бы специально для этого фильм выходит с маркировкой 12+).

Но все же всего этого мало. Конечно, нельзя суметь показать все в одном фильме, однако остается стойкое ощущения, что режиссер Давлетьяров не показал зрителям и половины бездны ада. Если снимать по-настоящему жуткое и правдивое кино о Донбассе, то кроме хороших людей по обе стороны фронта нужно показывать и плохих. И хапуг, наживающихся на войне, как местную мелкоту, так и крупных, вершащих дела охваченного огнем края вдали от непризнанных республик. И тех, из-за кого были устранены популярные народные командиры. И тех, кто палил из установок залпового огня по мирным кварталам. Невероятно драматичные сюжеты ждут режиссерской смелости (и тех, решится финансировать такое кино) – нужно показать делишки кураторов, предателей, наемников, мажоров-политтехнологов. Однако сценарий, где будут показана хотя бы часть этого, ждет нового Балабанова, и будет экранизирован он явно не скоро.

Устроим вестерн на Дальнем Востоке?

На днях Эдуард Лимонов вновь озвучил свою старую мысль - заселить Дальний Восток заключенными, чтоб осваивали край. Идею общественность оставила без внимания, ну разве что кто-то съязвил. Людям нынче лень напрягать мозг, вникать в пионерные идеи - в то, что не в тренде.

Между тем, идея видится весьма привлекательной. Для осужденных за неопасные преступления (подрался человек, похулиганил слегка или украл что-то в магазине) вернуть такую старую форму наказания, как ссылка. Идею можно развить - давать ссыльным участки земли в собственность. В общем, преодолевать старомодные лагерные традиции принуждения и контроля.

Наше общество построено на тяге к комфорту, люди одомашнились в своих мегаполисах. Вот вы поедете жить в тайгу? Вряд ли, да и я, честно говоря, не поеду. А кто-то поедет. Авантюристы. Воспитанники детдомов (они массово идут в мелкий криминалитет). Сорвиголовы, которым терять нечего. Хочется напомнить, что Австралия руками зеков строилась, да и, черт возьми, Америка создавалась людьми похожего сорта.