Category: армия

Ельцин-центр: настоящий, а не игрушечный

Опубликованные свежие данные аналитической службы Рамблера говорят о том, что большинство россиян (91%) выступили против существования "Ельцин-центра", мотивируя это тем, что центр искажает историю государства. И лишь 5% человек считают, что центр – это дань уважения первому президенту России. Как не впихивают царя Бориса нашему народу, сколько не вбухивается средств в сего обеление, всё равно народ голосует ногами. И правильно делает.

Что интересно, не работает довод сторонников ЕБН-центра, дескать его экспозиция - это дань истории, рассказ о 90-х, а не только пропаганда.

Вообще, конечно, музей о 90-х нужен. Сделать его в форме горящего Дома советов, как символ расстрела демократии. Примерная тематика залов музея следующая: первый зал, самый легкий для восприятия - "новые русские" (в центре - фото Михалкова из фильма "Жмурки", единственного фильма, где он играет сам себя), второй зал - "деиндустриалазция" (большой график на экране, СССР перед распадом производил 12% мирового ВВП, Россия после его распада - менее 1%), третий - "геноцид" (статистика падения численности населения), четвертый зал в стиле постапокалипсиса - военные конфликты на просторах бывшего СССР (резня в Душанбе, чеченский ад, Карабах, Абхазия, Приднестровье).

Особенно жутко показать Чечню: стенд, где пленный русский солдат, вытащенный из зиндана, принимает ислам, убивая своего соплеменника на камеру, под гогот бородачей; переговоры Черномырдина и Басаева (дрожащий голос премьера - "Шамиль, Шамиль...") сделать доступными для прослушивания.

Пятый зал - вновь мягкий. Музыка из 90-х: Мистер Малой ("Алкоголь, никотин! Буду погибать молодым!"), всевозможные поющие трусы, ну и "Вирус", "Руки вверх" и прочие. Рассказать про феномен MTV. Рядом для контраста - "Коррозия металла", "Сектор Газа", "ГрОб", "Коловрат".

Как говорится, вот таким должен быть настоящий, а не игрушечный Ельцин-центр.

"Историческое творчество, а не смешивание мертвых доктрин"

Интервью, данное "Авангарду русской молодежи"

АРМ: Приветствую, Андрей. Спасибо, что согласились дать интервью нашему молодому ресурсу русских народных социалистов.

Андрей: Всем привет! Русские народные социалисты? Звучит сурово.

АРМ: Насколько мне известно, Вы являетесь членом питерского исполкома партии Эдуарда Лимонова «Другая Россия», до этого вы состояли в запрещенной ныне НБП. Расскажите, что вас вообще привело в политику, почему выбрали именно эту партию?

Андрей: В НБП я пришел в возрасте 17 лет, на первом курсе университета, давненько это было. После запрета этой партии стал членом «Другой России». Причин того юношеского выбора было несколько. Во-первых, я тогда читал старую патриотическую прессу, пытался найти себя – попадались газеты «Завтра», «Советская Россия». Содержание мне нравилось, но подача материала казалась архаичной – как будто газету делали пенсионеры для пенсионеров. Собственно говоря, примерно так и было. Рядом с этими людьми я себя не видел. Однажды у метро купил газету «Лимонка», и понял, что это то, что нужно – идеи те же, но написано молодыми для молодых. Во-вторых, слушал в то время Егора Летова, был панком. В-третьих, читал и переваривал огромное количество политической, философской, исторической литературы. В итоге все дорожки меня к нацболам и привели.

АРМ: Что такое национал-большевизм и насколько сильно он, на ваш взгляд, отличается от русского национал-социализма? В чем состоит суть данной идеологии? Казалось бы, национализм и большевизм вещи несовместимые, ведь большевизм интернационален, как вы смогли совместить столь разные идеи в одну?

Андрей: Байка про то, что национализм и большевизм несовместимы – это очень старая байка. Я тут могу привести десяток аргументов против этих заблуждений, но скажу просто – все «-измы» в XXI веке во многом размыты и потеряли свое первоначальное содержание, поэтому не вижу никаких препятствий для смелых синтезов. Вот чем мне нравится слово «нацбол», так это тем, что оно – новое, невиданное в историческом масштабе, свежее. Это не просто механическое смешивание мертвых доктрин, а историческое творчество.

АРМ: Считаете ли вы себя русским националистом? Если да, то, что под этим понимаете?

Андрей: Да, я – русский националист, вне нации жизни не вижу. Говорю сейчас об этом прямо, хотя, конечно, у национализма как термина очень большой «антирейтинг» – общество не созрело для его адекватного восприятия, поэтому свое нутро не всегда нужно выставлять напоказ.

АРМ: Каким вы видите русское национальное движение в данный момент? Есть ли в вашем родном Санкт-Петербурге организации и лидеры, которых вы как-то поддерживаете?

Андрей: Националисты в Питере находятся в плачевном состоянии. Негативную роль сыграли и репрессии, а нацдвижение сейчас действительно зачищают, выдавливают из политики, и внутренние склоки, и метания вокруг Украины. Из представителей этого лагеря в городе на Неве, которые мне близки, могу назвать тех, кто зарекомендовал себя с хорошей стороны в войне за Новороссию: безусловно, огромную работу проводит клуб «Имперский легион», подготовивший и отправивший на Донбасс большое число петербуржцев, по душе мне и то, что делает Саша Жучковский - с ним я был знаком задолго до того, как он стал известен. Среди иных деятелей, не связанных с Донбассом, нравится работа Оксаны Борисовой (Вёльвы), сочувствую и тем, кто попал под раздачу от государства, хотя бы исходя из одного этого факта – Диме Боброву, Дине Гариной.

АРМ: Сейчас оппозиция в России представлена практически исключительно либералами. Какой-то внятной национально-патриотической альтернативы заукраинской демшизе не существует. Стоит ли в такой обстановке поддерживать набирающие популярность акции Алексея Навального и принимать участие в общегражданских протестах? Ведь никакой альтернативы нет. Возможно ли появление в России патриотической оппозиции?

Андрей: Либералы напоминает собачек, помечающих территорию. Вот «правозащитник» - и показывают на какого-нибудь небритого неряшливого типа, который строчит доносы Бастрыкину по статье 282, вот «прогрессивная общественность» – и демонстрируют лоботряса с айфоном и дипломом «менеджер», полученным на заочке во второсортном платном вузе, а вот и «оппозиция» – и тащат в студию «Эха Москвы» очередного бестолкового либерала.

Я заметил, насколько ревностно рукопожатная общественность печется вокруг того, чтобы оппозиционерами называли исключительно близких им персонажей, не допуская на эту поляну левых и националистов. Навальный – это из той же истории: человек очень старается застолбить за собой всю протестную площадку. Поддерживать его не надо, однако можно пиратствовать на его акциях – перетягивать людей, отжимать понемногу протест. Вообще, хорошо, конечно, что Навальный привил интерес к политике у большого числа молодежи. Спасибо ему за это, теперь за умы этой молодежи надо бороться.

АРМ: Я читал, что вы кандидат экономических наук и даже преподаватель одного из престижных питерских вузов. Что вы думаете о современной российской экономике? Возможны ли, в ближайшее время, те самые экономические потрясения, которые многие прочат после президентских выборов 2018 года?

Андрей: Всё просто, ответы даст Яндекс: пока цена на нефть стоит выше 25-30 долларов за баррель, экономические потрясения нас не застигнут. У государства хватит финансовых резервов, чтобы платить зарплаты армии бюджетников, содержать Росгвардию, залатывать различные дыры. Сейчас стоимость бочки нефти поднялась до относительно высокого уровня. При 50 баксах за баррель запас прочности у государства остается весьма значительным, на ближайшие годы точно хватит.

АРМ: Какую экономическую модель вы предлагаете взамен существующей? Что это будет? План или смешанная экономика?

Андрей: Чистый план и чистый рынок нежизнеспособны. Безусловно, любая экономика будущего (да и настоящего) – смешанная, вопрос лишь в пропорциях присутствия рынка и государства. Несомненно, необходимо возрождать механизмы государственного планирования. На самом деле, любая экономика плановая. Разве нет плана у Google, у «Лукойла», у JP Morgan? Скорее в мире соревнуются две версии плановой экономики – госплан и корпплан, и я уж скорее доверю планирование государству, чем корпорациям. Грамотно устроенное государство так или иначе подотчетно народу, а перед кем отвечает транснациональная корпорация? Разве может гражданин выбирать состав ее совета директоров?

С другой стороны, госплан не должен быть дотошным. Малый и средний бизнес надо оставить самим себе, глупо было бы со стороны государства контролировать стоимость стрижки в каждой парикмахерской.

Ну а если говорить в целом, то стране необходима новая индустриализация. Андрей Паршев писал, что идеальная экономическая система для России такова, когда каждый человек может делать что-то полезное. Вот этого и надо достигать - чтобы нас окружали химики, механизаторы, плотники, геологи, архитекторы, а не бесчисленные менеджеры по продажам. Надо избавляться от постмодернистской дури с ее заветами навроде «двигатель прогресса – это информация», «наступает экономика знаний». Информации и так кругом выше крыше, мировая сеть доступна любому дуралею, все знания мира как на ладони, да только к прогрессу это не приводит, если человек разучился эту информацию анализировать, если разрушена система технических вузов и ПТУ.

АРМ: Ваша партия часто поднимает тему пересмотра и даже отмены итогов приватизации. Звучит это интересно, и многие это поддерживают. Однако, практического плана реализации данной инициативы озвучено пока что не было. Каким образом должен произойти этот самый пересмотр? Не вызовет ли это отток инвестиций из России, в связи с опасениями за свои капиталы?

Андрей: В судебном порядке, само собой. Но это возможно, очевидно, не при нынешней власти. Никакой показной жестокости в деле национализации быть не должно. Эдуард Лимонов предлагает весьма тонко и красиво поступить с олигархами – лишить богатств, после чего выслать из страны с двумястами долларов – ровно столько выдавали выезжавшим из Советского Союза диссидентам.

Что касается инвестиций, то тут, собственно говоря, надо различать отечественные капиталы наших обитателей списка Forbes и непосредственно зарубежные инвестиции. Первые, исходя из логики процессов, будут арестованы и переданы в общественную собственность. А вот насчет зарубежных вложений опасаться не стоит, никто в Россию и так всерьез не вкладывается, никто не хочет вооружать врага – Запад никогда не будет создавать у нас настоящие заводы, НИИ, «кремниевые долины», а без гипермаркетов IKEA и отверточной сборки Volkswagen мы проживем.

Недавно Михаил Ремизов в журнале «Эксперт» написал хорошую статью, где выделил две модели экономического развития - «страны-системы» и «разомкнутая экономика» (то есть модель, существующая лишь как часть глобальных цепочек производства и торговли). Россия должна ощущать себя как «страна-система»: у нас есть все, а того, чего нет, все равно не даст никто на стороне.

АРМ: Какие секторы следует вернуть под контроль государству?

Андрей: Прежде всего – связанные с добычей полезных ископаемых: нефтегазовый сектор, добычу алмазов, других ресурсов, извлекаемых из недр земли. Второе – нужно пересмотреть приватизационные сделки 90-х, связанные с построенными прошлыми поколениями крупными предприятиями, как таковые, вне зависимости от экономической сферы. К тому же очень хочется национализировать банки – почему, собственно говоря, банкир должен получать нетрудовой доход? Почему это правило, установленное несколько веков назад с появлением первых банков, должно всегда оставаться незыблемым? К ростовщикам не случайно во многих культурах было самое скверное отношение.

АРМ: Какие отрасли следует развивать в качестве приоритетных?

Андрей: Как ни странно, развивать надо инновационные предприятия (избитый до изнеможения термин) во всех отраслях. У нас от слова «инновации» хочется то ли зевать, то ли подташнивать начинает, словно в самолете, который вот-вот рухнет – затаскали слово до ужаса, хотя принципиально оно верное. Может, иначе их назовем? Прорывные?

АРМ: Предлагаю немного поговорить о внешней политике. Ваша организация часто выдвигает довольно радикальные лозунги имперского характера в отношении таких стран как: Польша, Литва, Эстония, Латвия, Чехия и т.д. Не кажется ли вам, что время подобных идей прошло и сейчас нужно наоборот, поддерживать контакты со всеми несистемными националистическими европейскими организациями, выступающими против членства в НАТО и ЕС?

Андрей: В «славянский интернационал» я не очень верю. Сербы нам, конечно, братушки, а вот с поляками или чехами у нас пропасть. Общеевропейский «правый интернационал» я тоже оцениваю скептически, хотя он даже реалистичней общеславянской идеи. Великим историческим народам, скажем, нам и французам, проще договориться друг с другом, а вот мелочные латыши или чехи никогда не простят нам своих обид.

АРМ: Украина оказалась полностью утраченной для Русского Мира всего за пару десятков лет. На очереди, возможно, Белоруссия. Какой должна быть политика России в отношении этих государств? Есть ли какие-то рычаги влияния, чтобы вернуть их в орбиту своего влияния?

Андрей: С нашими соседями отношения стоит организовывать по принципу «баш на баш», причем в основе всего должен быть не вульгарный экономизм, а расширение зоны влияния русской культуры и защита соотечественников. Хотите получить скидку на газ? Добро, тогда возвращайте в Душанбе русские школы. Единое экономическое пространство? Да без проблем, только образовательное пространство тоже будет единым – мы вам в Астану свои учебники истории завезем.

АРМ: Война на Украине должна закончиться только взятием Львова или есть какие-то иные пути выхода из сложившейся ситуации?

Андрей: А это должны сами жители Украины решить – в конце концов понять, как им уживаться дальше друг с другом. Это их земля, их боль, их кровь. Россия же обязана сделать так, чтобы на Украине не убивали русских, и чтобы из них насильно не делали украинцев, но окончательный выбор все равно за народом Украины или, скорее, народами.

АРМ: Куда держать путь нашему государству: в Европу или в Азию?

Андрей: Быть самим собой – русские интересней и тех, и других. Больше всего меня смешат правые, которые тащатся от унылых Эстоний и Латвий. Европейцы выродились, там не на кого ровняться, но проазиатские замашки мне тоже не по душе, с евразийскими фантомами я давно расстался – не надо нам ханов-басурманов.

АРМ: Спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы. Чтобы вы хотели пожелать напоследок нашим читателям?

Андрей: Меньше сидите в сети, больше живите реальной жизнью, пацаны. Раньше было больше пассионариев на уличных акциях, ныне же все за экранами гаджетов попрятались.

Интервью брал Никита Коваль для https://vk.com/avangard_rus

Поиск военторга никому не интересен

Топовая новость дня – “Президент засекретил данные о погибших военных в мирное время”, изменив закон о военном времени от 1995 года. Данный инфоповод стал еще одним кирпичиком в развернутом поиске военторга – присутствия российских военных на Украине. Между тем, эта тема давно вызывает зевоту как у патриотов Новороссии, так и у политруков в вышиванках, и, что более важно, у их заокеанских благодетелей.

Весьма характерно, что не возымел особого эффекта недавний мемориальный доклад Бориса Немцова “Путин. Война”, который ныне тиражирует Илья Яшин. Свидомитые, конечно, рады, что их псевдо-пацифистские претензии разложили по полочкам, но вряд ли доклад изменил мировоззрение хотя бы десяти тысяч человек. Свое отношение к наличию военторга на Украине каждый мог сформировать еще летом 2014 года, сейчас же, год спустя, практического смысла в этом нет никакого.

Прежде всего, в доказательствах присутствия Russian army на Украине не нуждаются американские и европейские элиты, заинтересованные в нагнетании конфликта, ведь антироссийская риторика Запада изначально строилась на признании факта военного присутствия России в этом регионе.

По-большому счету, серьезнейший повод для начала открытой войны западные ястребы получили после трагедии со сбитым малазийским “боингом”, в котором тут же была обвинена даже не ДНР, а российская военщина. Картина вырисовывалась действительно голливудская, как любят у них: “несчастные жители далекой страны, ставшие жертвой кровавой авантюры русских шовинистов”. Чем не повод для НАТОвского блицкрига?

Однако, после того, как было принято очевидное решение не обострять ситуацию с “боингом”, информационные пляски вокруг забредших на украинских территорию солдат или запрета на оглашения данных о потерях в мирное время, интересны только участвующих в них паяцам. Очевидно, что Запад не прореагирует на них каким-либо особым образом, разыгрывающие эту тему работают мимо кассы.

Само собой, поиск военторга не нужен подавляющему большинству жителей России, к которым обращаются псевдо-пацифисты. Народ, который, несмотря на заверения по ТВ, о том, что нога российского солдата не переступила границ независимой Украины, в душе верит, что могучая российская армия все же как-то причастна к происходящему на Донбассе и в критический момент не бросит своих в беде. Данное убеждение, вопреки желаниям яшиных и касьяновых, вызывает реакцию, обратное их ожиданиям. Желание видеть свою страну сильной – естественное стремление для здорового русского человека.

Единственные, кому нужны поиски военторга – это наиболее поверхностная часть потребителей информационного продукта “Эха Москвы” и “Новой Газеты”, для которой журналисты указанных СМИ создают хоть какую-то повестку дня, отражающую деятельность либеральной оппозиции ("борис-борись!").

В конечном счете, не так важно, есть военторг или нет, является ли он плодом фантазии вышиватников или последней надеждой русской реконкисты. Ключевым является то, что 95% граждан обмусоливание этой темы уже совершенно безразлично.

Военная форма с отравленным смыслом

Публицист-радикал Дмитрий Жвания, известный своей проукраинской позицией, разразился статьей к Дню Победы, назвав праздник “милитаристким шабашем”. В принципе, ожидать от него чего-либо иного было сложно. Однако, вызывает удивление, когда языком Бориса Стомахина  в очередной раз заговорил не завсегдатай “Эха Москвы”, а поклонник лютых милитаристов прошлого – Юнгера, Маринетти, Примо де Риверы.

Автор, вспомнив свое троцкистское прошлое, пишет:

“После этой победы гитлеровская, по сути, политика применялась в отношении ряда народов. Победа «антифашистов» обернулась для них потерей родины. Армии антигитлеровской коалиции часто были не менее жестоки, чем немцы, а иногда и гораздо более. Достаточно вспомнить те же бомбардировки Гамбурга и Дрездена, когда погибли десятки тысяч людей… Сталин был верным союзником «демократического» империализма… Лидеры-победители — Сталин, Рузвельт, Де Голль, Черчилль — бомбили призрак будущей революции, который бродил по Европе и не только.”

Цитата как и статья не имели бы особого интереса, если бы не располагались на жваниевском сайте Sensus Novus ("Новый Смысл"), занятым пропагандой икон футуризма и консервативной революции (в ранних дугинских книгах они были названы идеологами “третьего пути”, воспользуемся этим не совсем точным, но емким термином).

Важно отметить, что практически все глашатаи “третьего пути” плохо вписывались в конформистский миропорядок и были аутсайдерами при любых режимах. Однако, они всегда четко разделяли Родину и государственную Систему (со всеми ее недостатками). Д’Аннунцио смеялся над правящей итальянской монархией, однако отправился воевать за свою страну на фронт Первой мировой. Эрнст Юнгер прошел обе мировые войны, сражаясь за Германию, хотя его нельзя назвать ни поклонником кайзера, ни приверженцем гитлеровского национал-социализма.

Сторонники “третьего пути” были не просто отмобилизованными на бойню статистами истории, а, в своем большинстве, сами являлись оголтелыми конкистадорами. Если бы в окружении Путина был не циничный космополит Сурков или пиар-байкер Хирург, а футурист Маринетти, считавший войну “единственной гигиеной мира”, то мостовые Киева и Львова давно бы сотрясали новейшие русские танки “Армата”.

Характерно, что никто из основных идеологов “третьего пути” в момент начала войны внезапно не стал коллаборационистом. Никто из них в критическую минуту не выбрал взамен служению не совершенной, но все же Родине, некий эстетский жест протеста, отрицания национальных интересов.

Дмитрий Жвания и подобные ему публицисты пытаются вытащить из идеологии Юнгера или Кодряну патриотизм и милитаристский пафос, рихтуя историю под себя. Нелепо восхищаться героизмом arditi, забывая, что они проявляли этот героизм не абстрактно, а в противостоянии с врагом – в том числе, и с внешним.

То же самое сокрытие логики и правды происходит, когда Жвания восторгается индустриализацией, рабочим духом 30-х годов, тотальным государством. У Жвании восхищение рабочим коллективизмом XX века вновь абстрактно: картина марширующих колонн пролетариата приводит его в экстаз, однако упускается из виду, что колонны эти шагали не просто так, ради величественных кадров кинохроники, а создавать экономическую автаркию, государство-крепость, которое в Час Икс должно было смести внешнего неприятеля.

Таким, образом, поклонники “Железной гвардии”, испанских фалангистов и республики Фиуме, а также пролетарской эстетики 30-х годов прошлого века, не сумевшие при этом принять сторону России во внешней политике века нынешнего, породили гомункулуса  - виртуального скомороха в черной рубашке, форму без содержания, обертку без начинки, заполняющую какую-то часть интернет-пространства.

Будь Маринетти или Д’Аннунцио русскими, живущими в наши дни, они бы, безусловно, устроили шабаш - воспели День Победы поэмами, запечатлевшими лязганье бронированных монстров, величественными одами, изображающими Сталина могучим гипербореем. Они бы не закрывали мавзолей толерантной драпировкой, и не стирали бы с танков “Армата”, вернувшихся с новой победой, начерченный на броне лозунг “На Киев!”

Война в Новороссии прервала интернет-истерию

Последние несколько недель характеризовались невероятным накалом виртуальной паники, связанной с судьбой Новороссии. В потоке информационного шума преобладали пораженческие настроения, а реальные факты обрастали гротескными интерпретациями. К счастью, разгоревшаяся вновь война прервала психоз, вернув людей к реальной жизни.

Паникеров можно было разделить на две группы.

Первая группа – паникеры-лицемеры. Национал-предатели. Как гадливо охал какой-нибудь Немцов, видя какую-либо неурядицу в Новороссии. Как фальшиво он соболезновал голодающим мирным жителям Донбасса, которых бросил Путин. Как только ополченцы начали наступать, плакальщик быстро вытер слезы, а жители Донецкой и Луганской республики превратились в совковую вату, недостойную даже упоминания в случае гибели мирного населения.

Вторая группа – паникеры искренние. Патриоты. К сожалению, затяжные месяцы минского перемирия обострили противоречия среди сторонников Новороссии. Но если для людей на местах, эти противоречия – объективная реальность, то диванный фронт, не обладающий в полном объеме всей информацией, поднимал информационный вой, выбрав себе любимчиков среди полевых командиров и осыпая проклятьями тех, кто с этими любимчиками (по версии дивана) конфликтует. Виртуальные битвы породили у многих хороших людей неверие в успех Новороссии.

Пожалуй, апофеозом патриотической истерии можно считать панические заметки Анатолия Несмеяна (Эль-Мюрида), одного из основных сетевых рупоров Русской Весны, выходившие в первых числах января:

“Никто не собирается строить никакую армию Новороссии или отдельные армии ДНР/ЛНР. Просто потому, что никто и не пытается строить государства с такими названиями. Скорее - наоборот, последовательно ликвидируются любые попытки такого рода…И Киев, и Донецк, и Луганск по сути управляются ликвидационными комиссиями. Они работают на разные карманы, поэтому и выглядят внешне враждебными. Но по содержанию - это одна дружная команда ликвидации еще одного очага русского мира”.

Теперь паникеры вынуждены сменить тональность. Оказалось, армия в ДНР и ЛНР все же есть, причем способная не только обороняться, но и наступать. Никто не отдал республики на растерзание Киеву. Наоборот, месяцы перемирия были потрачены на укрепления вооруженных сил Новороссии и заложение основ государственности. Как уже не раз отмечалось, Кремль не может допустить военного поражения ДНР и ЛНР, поэтому происходящие локальные успехи ополчения вполне объяснимы.

Ликвидационная комиссия так и не не приступила к работе - никакого слива Донецка и Луганска не состоялось (иначе Россия закрыла бы границу, и тогда молодым республикам пришлось бы действительно тяжко), однако это не означает, что все хорошо. Слив все же был, но другой - последние полгода действительно происходил однозначный отказ от идеи большой Новороссии от Харькова до Одессы. Кремль, испугавшись широты размаха Русской Весны, пытался затушить расползание конфликта, хотя еще в  апреле были все шансы положить решительный конец противостоянию, вмешавшись в дело всерьез.

Воевать все равно пришлось. Украинские политики, поверившие в собственную геббельсовскую пропаганду (непростительный шаг для карикатурных геббельсов), готовы организовать любую кровавую мясорубку ради своих реваншистских замашек.

Что касается России, то возобновление боевых действий неизбежно (вопреки позиции большей части правящих кругов, испугавшейся пойти против США) продолжает “революцию сверху”, начатую в Крыму. Придется всерьез ставить вопрос об импортозамещении, о геополитическим противостоянии с Западом, об ограничении потребительства масс. А если нынешние управленцы с этой задачей не будут справляться, то неизбежно встанет вопрос о замене отбракованного временем человеческого материала на верхах.

996zyQbI6Go

Разгром армии Путина - полмиллиона просмотров

24 ноября просмотры нашего ролика "Разгром армии Путина" на Youtube перевалили за 500 тысяч. Налицо очевидный успех. Форма подачи материала была подана верно, поэтому позитивный эффект был обеспечен изначально. Хорошая машина, эффектные девушки, драматургия сюжета - всё как надо для восприятия простых людей, не сильно замороченных на политики. В общем, ролик разошелся по сети на отлично и достиг своей цели.

Что забавляет, так это огромное количество негативных комментариев в том же Youtube. Похоже, все тролли рунета поползли гадить в комментах (значительная часть из троллей - на сурковском окладе).

Надо напомнить, "Разгром армии Путина" был задуман как видеоответ на кичливый ролик пропутинских девиц, поэтому он выполнен в соответствующей гипертрафированной "гламурной" эстетике. Понятно, что крутой мерс за полтора миллиона .- это вовсе не символ российской оппозиции, однако, черт возьми, если будет нужно, то и на мерсе проедем. Оппозиционер и политический активист может быть и нищим, и богатым, бывают разные ситуации. А еще чаще - они смешиваются. Можно выйти из мерса и ринуться в мясорубку под ОМОНовские дубинки. И такое может случиться.

Единственное, что противно, так это читать грязь в отношении девушек, участвовавших в съемках. Девушки из ролика Ф1 -  это не наемные дуры, не псевдоактрисульки как в пропутинком ролике, а реальные оппозиционные активистки, участницы многочисленных политических акций, не раз имевшие проблемы с правоохранителями, то есть "отвечающие за свой базар", в отличии от армии интернет-дрочеров, гадящих в комментариях.

Для тех, кто в танке, вот еще раз ссылка на ролик:

 

Кстати, полмиллиона - это еще далеко не финиш.