Прекариат. Новые маргиналы.

Поиск класса, который изменит общество – одно из излюбленных занятий марксистов, пытающихся описать портрет современного униженного и оскорблённого, которому суждено стать двигателем социальных изменений. Кажется, что пролетария в таком виде, в котором он существовал в 1917 году, вокруг не наблюдается, однако разница между верхами и низами по-прежнему рельефно проявляется повсюду. Не теряет актуальность вопрос, что случилось с рабочими кто претендует на роль новых обездоленных.

В начале XX-го века рабочий класс был организован по военному принципу: работяги жили совместно в бараках, вместе спали, вместе шли на завод, вместе проводили свободное время. Рабочие кварталы напоминали то, что позже назовут гетто – компактное проживание людей. Эти человейники производили людей озлобленных на жизнь, готовых массово воспринять идеи коренного переустройства общества. В наше время русские заводские рабочие не проживают вместе – по сути пролетарий психологически перестаёт быть частью коллектива, когда выходит с проходной и вставляет в уши наушники, где получает ту информацию, которая ему по душе. Лишённые совместного быта промышленные рабочие перестали ощущать себя единым коллективом, способным отстаивать свои права и радикально менять социальный организм. Были, конечно, и другие причины для утраты рабочими амбиций строителей нового мира, но не об этом сейчас речь.

После того, как промышленный пролетариат потерял свою революционность, начались поиски другого класса, составляющего хребет общества. Того класса, завоевав симпатии которого, политическая сила способна добиваться власти и реализовывать свою программу. После преодоления последствий Второй мировой на роль локомотива истории стал выдвигаться средний класс. Описать этот класс стало даже более сложно, чем пролетариат, тем более, что с точки зрения марксизма, чьи идеологи поднаторели в такого рода анализе, появление данной прослойки было ересью. Под средним классом понимается прослойка между бедными и богатыми, наличие которой должно было сдержать «бунт люмпенов», который пугал власть имущих.

Идея власти среднего класса была очень популярна в России 90-х. Реформаторы, рукоплескавшие распаду СССР, полагали, что в новой «стране не дураков, а гениев» опорой рыночных преобразований станет мелкий собственник, который не захочет возврата к коммунизму. Попыткой создания слоя мелких собственников оправдывалась ваучерная приватизация, ставшая в реальности прологом формирования не среднего класса, а прослойки сверхбогатых, на фоне опускающегося в бедность населения. Вторая попытка построения среднего класса была предпринята в путинское время, в «тучные нулевые». При нефти, стоимостью 140 долларов за бочку в 2008 г., казалось, что доходы дорогих россиян будут только расти из года в год, однако замедление экономического роста и прочие сопутствующие неурядицы, кажется, похоронили эти мечты.

Последние годы – это время тревог, время турбулентности, однако проблемы снижения уровня жизни выходят за рамки российских передряг. Впервые с 1945 года новое поколение жителей Западной Европы живет хуже предыдущего – трещат по швам «государства всеобщего благоденствия», созданные в 70-е годы. Аналогичные процессы проходят и в других, казалось бы, развитых странах. Если в Австралии 25 лет назад средний годовой доход домохозяйства с возрастом главного работающего 55–74 года превышал доход домохозяйства 24–35-летних вдвое, то сегодня это разница более чем в пять раз, согласно одному из исследований в 2019 г. Возрастает разница в уровне жизни между «отцами» и «детьми» – молодым не удаётся встроиться в общество на тех же позициях, что их предки.

Если в России средний класс только появлялся на свет на продаже углеводородицы, то в Европе и других странах, вписавшихся в рынок «золотого миллиарда», он успешно строился десятилетиями, но что-то пошло не так – капитализм стал менее надёжно создавать устойчивую прослойку между бедными и богатыми. Молодёжи стран «золотого миллиарда» становится трудно найти надёжную работу по специальности, постоянную занятость, поддержку профсоюзов. Людей, чьё будущее видится тревожным, становится всё больше в странах, которые принято считать развитыми.

Социологи говорят о возникновении нового класса, который называется прекариат – социально неустроенных людей, не имеющих постоянной занятости и живущих без гарантий достойного уровня жизни. Зарплата в конверте, оформление по договору ГПХ вместо трудового договора, почасовые подработки, всевозможные способы заработать в сети на анонимных заказчиков – это проявления новой формы работы, разрастающейся всё больше и больше. Вместо трудовых армий, бредущих к проходной старой фабрики, вместо офисных клерков в белых рубашках, спешащих в свои бизнес-центры, нашему взору предстают иные люди, которых не ждёт ни первый, ни второй путь. Понятно, что в условиях пандемии covid-19 всевозможные формы удалёнки лишь усилили описанные выше процессы. Происходит «уберизация» труда, когда гражданин привлекается к труду не как полноценный сотрудник - участник коллектива, имеющий не только обязанности, но и права, а как временный работник на подработке, легко и быстро заменяемый.

Прекарная занятость рассматривается рядом авторов с международной известностью, однако в России наиболее цельные исследования в этой сфере проводит член-корреспондент РАН Жан Терентьевич Тощенко, десятилетиями пытающийся описать современную классовую структуру, без зацикливания на классиках позапрошлого века. В 2020 г. под научным редакторством Ж.Т. Тощенко вышла отличная монография «Прекариат: становление нового класса» (скачать), где десяток учёных на четырёх сотнях страниц пытаются всесторонне исследовать феномен прекариата (таблицы ниже - из этой монографии).). Пожалуй, среди недостатков этой книги можно отнести некоторое запаздывание во времени – серьёзная наука движется медленно, и в научном труде слабо отражено то настоящее цунами в дистанционной работе, которое вызывает цифровизация, а также не рассмотрена ситуация в коронакризисом. Жану Терентьевичу уже за 80 лет, и в его команде не хватает молодых спецов по инновациям в сфере IT. Тем не менее, монография Тощенко – настоящий прорыв анализе современной структуры общества. Книгу, которую стоит хотя бы пролистать.

«Прекариат – это формирующийся класс, который, с одной стороны, олицетворяет социальные слои, обладающие профессиональными знаниями, квалификацией, опытом и стремящиеся построить рациональные взаимосвязи с обществом и государством, с другой стороны, это быстро растущий слой работников нестабильного социального положения с неопределённой, флексибильной (гибкой) степенью занятости, с неустойчивыми формами распределения прибавочного продукта и произвольной оплатой труда. Они полностью или частично лишены доступа к социально-правовым гарантиям и к средствам социальной защиты и как следствие, не видят удовлетворяющих их перспектив своей гражданской (публичной) и личной (приватной) жизни».

Попытки классифицировать прекариат приводят авторов научного исследования к следующим определяющим группам, относящимся к этому классу:

1.Часть трудоспособного населения России, занятого на неформальной работе, т.е. не заключивших трудовые договора;

2. Занятых на временной работе, фиксирующей сроки занятости до 1 года, что составляет до 10% в зависимости от сферы приложения труда;

3. Прекариат состоит из работающих неполный рабочий день или перебивающихся сезонными и случайными, эпизодическими подработками;

4. К прекариату относятся занятые заёмным трудом, который существует в двух видах – аутсорсинг и аутстаффинг. Суть его состоит в том, что посреднические фирмы нанимают работников и передают их другим фирмам, предприятиям, организациям для выполнения нужных им видов работ или оказание услуг другим заказчикам.

Рассуждая о прекариате, стоит помнить, что мобильность и постоянная смены работы часто подаётся как преимущество, а не недостаток. Мы наблюдаем кругом культ фриланса, создаваемый всевозможными инфоцыганами, когда гражданам, сидящим без денег, предлагается торговать китайским барахлом через Инстаграм и ТикТок, открыть свой онлайн-курс или впутаться в какую-нибудь финансовую пирамиду. Индивид, которому не нужно ходить на работу, часто подаётся как гость из будущего, прогрессивный человеческий тип, который будет путешествовать, заниматься йогой, правильно питаться, увлекаться психологией, становиться «лучшей версией самого себя», пока унылые «совки», презренные инженеришки, будут жить от звонка до звонка.

Мы живём в период, когда школота указывает в качестве профессии своей мечты – блогера. И действительно, топовый блогер – вполне себе фрилансер и прекарий, которому достаются большие деньги и большой хайп. Однако такая «профессия» как блогер устроена по турнирному принципу – победителю всё, проигравшим – ничего. Блогосфера организована так, что настоящий успех, гарантирующий финансовое благополучие, приходит к единицам. Речь идёт не о равномерном распределении благ между достаточно широкой прослойкой людей, а о том, что куш сорвут лишь несколько инфлюенсеров.

В монографии Ж.Т. Тощенко подчёркивается, что прекарность приносит большинству не счастье и уверенность в завтрашнем дне, а тревоги и неустроенность, а также бедность. Причём учёные обосновывают свои выводы не голословно, а на основании проведённых социологических исследований (частично приведены в таблицах ниже).

Таблица.1. Вы удовлетворены своей жизнью?


Таблица 2. Как изменилось за последние 3 года Ваше материальное положение?

Другой важный вывод, который делается в монографии – «уберизация» ведёт к ситуации, когда такие работники больше перерабатывают, чем имеющие стабильную занятость. Фрилансер – это не тот, кто как бабочка порхает по миру, а тот, кто пашет более энергично, что отражено в табл.3.
Таблица 3.Систематическая переработка

Авторы монографии заключают, что прекарная занятость вызывает разрушение социальных связей, «…влечёт за собой коррозию характера, как устойчивого основания идентичности [Сеннетт, 2004], что усугубляет положение человека, так как коррозия характера влечёт коррозию достоинства человека, что делает невозможным достойную жизнь человека. Прекаризация трудовой деятельности влечёт прекаризацию образа жизни человека».

«Уберизированный» (прекарный) человек теряет контакт со своей профессией или даже вообще не приобрёл её. Традиционный промышленный пролетариат столетиями выбивал себе право на 8-часовой рабочий день, на объединение в профсоюзы, на больничные, декретные и отпускные, однако пот и кровь героев рабочего класса оказались напрасны – современный человек всё менее связан с производством, а значит, рушатся прежние социальные гарантии. Если для прежних поколений жителей нашей страны имела ценность гордость за свой завод, прививаемая в советское время, когда люди поколениями работали на одном предприятии, где они знали каждый винтик, то современный индивид – это кочевник на рынке труда, не связанный ничем.

Естественно, прекариат лишён возможности даже чисто теоретически влиять на распределение прибыли предприятия, что было вишенкой на торте европейской социал-демократии второй половины XX века. С точки зрения влияния на принятия стратегических решений в компании фрилансер – это никто, и звать его никак.

Численность «уберизированных» оценивается от 20% до 50% экономически активного населения. Зачастую это, как уже отмечалось, молодёжь, для которой, в отличие от их родителей, не нашлось нормальной, долгой работы, где можно профессионально расти и продвигаться по карьерной лестнице. Десятки миллионов молодых жителей России становятся маргиналами – их дипломы никому не интересны, для них ни государство, ни бизнес не создали качественных рабочих мест. Остаются только надежды на случайный успех, который приходит к единицам, разносящим на всю сеть свои истории успеха, замалчивая грустные и трагические рассказы тех, кто хотел, но не получилось.

Прекариат хочет изменений в стране, но он не может выразить, каких изменений он хочет. А главное – он не готов страдать ради этих изменений, не готов платить за них цену. Британский социолог Гай Стэндинг выпустил в начале «десятых». книгу «Прекариат: новый опасный класс» (скачать), однако пока что стоит большой вопрос, сможет ли этот класс быть столь же опасен для элит, как участники Октябрьской революции. Промышленные рабочие прошлого представляли собой армию, у которой в конце концов появлялись вожаки. Ныне же перед нами предстают индивиды без прошлого и без будущего, без нации и Родины, без опыта коллективного действия. Среди безусловной ценности прекариата осталась только свобода, но это «свобода от», а не «свобода для».

Платошкин должен быть свободен



Политики, попавшие в России под государственный пресс, не равны друг другу. К кому-то на суд приезжают иностранные дипломаты и журналисты мировых СМИ, а каждый новый виток преследований в отношении такого фигуранта взвешивается властями с точки зрения введения международных санкций. А про кого-то просто забыли. Знакомая ситуация, не правда ли? Особенно, если речь идёт не о либерале, а о социалисте. Таком как Николай Николаевич Платошкин.

Публичные фигуры, которые попадают из неоткуда на центральные каналы ТВ, всегда вызывают настороженность. Таким был и Николай Платошкин, который возник в 2018 г., как завсегдатай ток-шоу, куда, казалось бы, лишним не попасть. Когда он рубил правду-матку в эфире, в искренность его слов не верилось, тем более, что за считанные месяцы он стал гостем чуть ли не ежедневным гостем, которым получил возможность говорить на всю страну. Государство любит стравливать «белых» и «красных», поэтому появление еще одного спикера на Первом канале, восхваляющего СССР с безопасных для госпропаганды позиций, казалось частью этого спектакля.

Мало кто знал, что Платошкин был чуть ли не единственным из участников политических ток-шок, кто не брал деньги за участие в эфирах, отказавшись даже от полумиллионного контракта с Соловьёвым. Николай Николаевич объяснял это тем, что дорожит независимостью своей позиции. Будучи ведущим программы на радио «Комсомольская правда» он тоже отказывался от гонораров. Зато редакторы его любили – Н.Н. можно было пригласить на обсуждение любой темы, где он неизменно удерживал публику. В общении с редакторами всегда был вежлив, не чувствовал себя звездой.

Платошкин, имея вид музыканты из группы «Громыка», быстро становился известным, получив выход на максимально широкую аудиторию. Он походил на советского человека в лучшем, не карикатурном, проявлении этого человеческого типа – строгий консервативный костюм, зычный голос, твердость формулировок. Н.Н. выглядел старше своих лет – ему было слегка за 50, но вполне можно было бы дать больше. Он казался человеком брежневской эпохи – но прозорливым, толковым её представителем. Эрудированный как советский профессор, и готовый задавить оппонента как советский танк.

Однажды состоялась передача, куда были приглашены Платошкин и Вассерман, обсуждали хрущёвскую «оттепель». Николай Николаевич настолько уделал своего собеседника, что славящий своей эрудированностью Вассерман попросил не ставить передачу в эфир, заявив, что был не готов и выступил не удачно. Платошкин часто вёл себя в эфирах конфликтно, давил, «перетягивал оделяло на себя». Несдержанный стиль Н.Н. приводил к ссорам и за пределами ток-шок – Платошкин сумел проехаться почти по всем левым, выступая как истина в последней инстанции, за что его ещё больше стали считать кремлёвской фигурой. Отчасти поэтому его сейчас не поддерживают красные блогеры с большим охватом зрителей, не могут простить заносчивость и высокомерие, веру в свою исключительную правоту.

В 2018-2020 гг. Николай Платошкин быстро обрастал сторонниками в разных городах России – за ним шли неравнодушные граждане средних лет, тянувшиеся к левой идее. Не самые пассионарные, но думающие, размышляющее. В России много людей социалистических взглядов, куда больше, чем либералов – но если либералы сплочены и хорошо умеют мобилизовать своих сторонников, то левые разрознены и плохо представляют, за кем можно следовать. Николай Николаевич эту разрозненность по-своему преодолевал, окучивая стихийно политизирующуюся публику.

Несмотря на рост известности, Н.Н. не обрастал богатствами. Дипломат и историк, заведующий кафедрой в Московском гуманитарном университете, жил в трёхкомнатной квартире в Выхино. Журналисты, бывавшие у него в гостях и в рабочем кабинете, видели отсутствие роскоши в его быте – жизнь простого учёного, доктора наук.

Были моменты, которые напрягали. В частности, Платошкин постоянно твердил о возможности брать серьёзные высоты на российский выборах, которые представляют собой спектакль, срежиссированный карабасами-барабасами из Администрации президента. Пропаганда выборов как основного способа политической деятельности казалась наивной, как будто путём опускания бюллетеней в урны можно прийти к социализму и лишить олигархию власти и сверхбогатств.

В 2019 году Платошкин избирался в Государственную думу в Хабаровском крае: шёл от КПРФ, занял второе место, проиграв кандидату от ЛДПР. Край тогда был аномальной для современной России вотчиной партии Жириновского. Неудача не привела к разочарованию Николая Николаевича в выборах. Наоборот, его амбиции становились всё больше, он начал заявлять об участии в президентской гонке в 2024 году. К слову, КПРФ его и кинула – после заведения уголовного дела быстро забыла про неудобного союзника, Зюганову не впервой заниматься выжиганием конкурентов.

Оставалось гадать, на что рассчитывал Платошкин, однако на каком-то этапе что-то пошло не так. Николая Николаевича перестали приглашать на ТВ, лишили авторской программы на радио «Комсомольская правда», в то время, как его риторика становилась всё жёстче. Н.Н. все больше забегал за флажки, установленные в РФ для системных политиков.

4 июня 2020 года Следственным комитетом России в отношении Платошкина было возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1.1 ст. 212 УК России («склонение или иное вовлечение лица к совершению массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти»), а также ст. 207.1 УК России («публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан»). Решением Басманного суда Николай Николаевич был направлен под домашний арест.

Общественность встретила это событие скептически. «Спектакль», «Раскручивают перед выборами» – такой была популярная точка зрения. В серьёзность преследований человека, ещё недавно вещавшего «из каждого утюга», мало кто поверил.Между тем, любопытно изучить, в чем же заключаются страшные злодеяния, в которых обвинили Платошкина – общественного деятеля, который годами лишь призывал ходить на выборы.

Николай Николаевич, по версии следствия, предлагал создать некий общий совместный руководящий орган, осуществляющий подготовку митингов, и принять участие в них в Москве «и других значимых городах страны». Кроме того, как считают силовики, Н.Н. занимался вовлечением лиц в совершение массовых беспорядков, но при этом «тщательно скрывал свою противоправную деятельность от правоохранительных органов», а свои преступные помыслы «маскировал под организацию проведения законных протестных митингов на территории Москвы и других субъектов Российской Федерации». По большому счёту политика упекли под домашний арест за призывы выходить на ненасильственные акции протеста, право на которые гарантировано 31-й статьёй Конституции.

Трудно сказать, что подвело Платошкина – то ли несогласованные на Старой площади президентские амбиции, то ли высокая медийность, то ли карающий меч силовиков случайно рубанул по тому, что в период пандемии и голосования по поправкам решил вывести людей на улицы, не найдя другой жертвы. Скорее, сошлись все три фактора.

Дело Николая Платошкина стало полигоном для испытания новых репрессивных инициатив госсистемы. Во-первых, ему досталась такая новая, весьма экзотическая статья УК, как«публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан», поскольку политик говорил о том, что коронавирус не может быть поводом для отмены всех акций протеста в стране. В принципе, по аналогичному составу преступления можно привлекать и большинство ковид-диссидентов, но нет – досталось именно Платошкину. Во-вторых, силовики пытаются закрепить судебными решениями практику, когда между мирными митингами, на которые люди выходят без оружия, и массовыми беспорядками, которые по идее должны сопровождаться погромами, поджогами, избиением людей, можно поставить знак равенства.

Под радостные крики охранителей и квасных патриотов любую протестную активность обвиняют происками Запада, где протестующие – не оппоненты, а агенты иностранных государств, враги. Если рассматривать активность Навального, то у такой позиции есть определённая почва, но причём тут социалисты, политики лево-патриотического толка? Те, кто во внешней политике и за Крым, и за Донбасс.

Родные и сторонники Платошкина бьют тревогу. 4 сентября 2020г. его увезли в городскую клиническую больницу, в реанимацию с диагнозом «предынфарктное состояние». После проведенных в больнице 12 суток врачи официально рекомендовали пациенту прогулки по 2-3 часа в день, этого же потребовал в официальном заключении судмедэксперт. В прогулках было отказано. Дома Николай Николаевич находится в заточении – его лишили возможности выходить в сеть со своими обращениями, а также, похоже, обрубили шансы выдвигаться на выборах. Судимость по тяжким статьям, даже при условном сроке, вряд ли позволит ему куда-либо баллотироваться. Как-то это не похоже на раскрутку и пиар, а вот на истязание и медленную пытку - вполне.

Нам, нацболам, не привыкать к репрессиям. Через тюрьмы прошло более 150 наших партийных товарищей, гонимых за политическую деятельность. История преследований Платошкина близка и понятна продолжателям дела Лимонова: неконтролируемую политическую активность затаптывают, и только наивные и не опытные люди могут полагать, что через выборы Система может всерьёз реформироваться. Назвался оппозиционером – будь готов к испытаниям. Прежде чем те или иные граждане оказываются в бюллетенях на выборах высокого уровня, они проходят множество фильтров. И первых из них – это не сбор подписей и даже не смотрины в кабинете заместителей Кириенко а бдительное око ФСБ, ЦПЭ, прокуратуры, равнодушных к красной романтике.

Можно по-разному относиться к деятельности Николая Николаевича, но очевидно, что сегодня он – классический политический заключённый, которого преследуют за мирную деятельность, которая, максимум, тянет на административный штраф. Это тот случай, когда какие-то претензии можно предъявлять к человеку на свободе, а не в заточении, пусть и под домашним арестом. Сейчас же надо говорить во весь голос о том, что Платошкин должен быть свободен. Отпустите его, не позорьтесь.

Всё идёт по плану. 10 аргументов в пользу плановой экономики

2020 год можно назвать годом вторжения государства в  экономику. Пандемия коронавируса создала ситуацию, когда такие понятия как свободная торговля, открытость границ, малый бизнес стали превращаться в ничто. Оказалось, что лучше большая государственная система здравоохранения, чем сеть частных клиник, а без баров и кафешек можно как-то обойтись. По крайне мере, в период роста заболевших. Является ли откат от принципов свободного рынка временной мерой, или мир вернётся к плановому управлению. Впрочем, а есть ли этот возврат? Или, может быть, планирование никуда не исчезало вовсе.


Плановая экономика – периферийная тема в российской экономической науке и системе образования. Учебники по экономической теории, информация из которых доходит и до школьников (на уроках обществознания), писались в 90-е и мало изменились за последние 30 лет. В них госплан – это понятие из прошлого, не более того. Далеко не в каждом современном учебнике делается обратный вывод, что рыночная экономика – однозначное благо, однако по мере обращения к материалам «элитных» экономических вузов типа НИУ ВШЭ, такое мнение вполне можно составить. Мы же попробуем зайти с обратной стороны – поговорить о том, о чём молчат «верные гайдаровцы», претендующие на звание светочей экономической мысли.

Для начала следует сделать важное допущение. Было бы ошибкой считать, что плановая экономика всегда больше способствует социальной справедливости, чем рыночная. Государственное планирование существует и при госкапитализме – экономической модели, в рамках которой локомотивом экономики выступают крупные компании, формально принадлежащие государству, но фактически управляемые узким кругом власть имущих. В России все более разрастаются сферы деятельности, где такая модель является господствующей. Государственные предприятия служат средством обогащения для правящей номенклатуры, обладающей сугубо капиталистической моралью, в основе которой лежит максимизация прибыли (ну или личного дохода).

Компании под контролем администраторов из правительства - это не всегда государство для людей труда, однако в рамках данной публикации важно другое: показать, что плановая экономика – это не только забытое вчера, но и сегодня, и таинственное завтра. Мировая экономика развивается по пути монополизации, укрупнения, расширения стратегирования, где становится всё меньше места для «невидимой руки рынка» и влажных фантазий лессеферистов. В какую бы сторону не двигалась глобальная капсистема, к окончательному триумфу или окончательному краху, она обречена превзойти саму себя, радикально снизив роль рынка как системы самоорганизации социума. Но обо всём по порядку.

1) Корпплан и госплан

Для начала стоит остановиться на терминологии. В учебниках по экономическим дисциплинам принято выделять рыночную, плановую и смешанную экономики. Считается, что рыночная экономика основывается на идеях свободного предпринимательства и укоренилась, прежде всего, в США и Западной Европе. Плановая экономика, как написано в рассматриваемой литературе, она же командно-административная – это та модель, которая существовала в Советском Союзы и подразумевала отсутствие частной собственности на средства производства. Смешанная экономика – это объединение двух систем. Подчеркивается, что стран с чисто рыночной экономикой практически не осталось.

Далее в учебниках обычно сообщается, хотя чисто рыночных систем в мире больше нет (кое-где даже написано, что капитализм – это «экономическая абстракция»), в основе роста благосостояния людей всё же лежит предпринимательство. Развитие частного бизнеса  как жизненно необходимый процесс проходит красной линией через всю российскую экономическую науку, которая, повторимся, мало изменилась с начала 90-х, со времен раннеельцинского романтизма. Соответственно, бизнесмен подаётся как локомотив развития, которому постоянно мешают административные барьеры, излишнее госрегулирование (пережитки плановой экономики), коррумпированные чиновники (люди из плановой экономики), а помогает свободная конкуренция. Забавно, что в нашей экономической литературе авторы ещё с 1991 года любят вставлять фразы в духе «российское предпринимательство находится в стадии становления». Уже 30 лет прошло, а эти фразы всё вставляет – догоняем, мол, Запад, да всё догнать не можем, изживаем в себе пятилетки.

На самом деле само противостояние рынка, как символа светлого будущего, и плана, как символа скверного прошлого, видится ложным. Планирование – это не только атрибут советского государства, планы есть в любой корпорации. Любая крупная корпорация действует сугубо командно-административно – чётко ставятся задачи, происходит жёсткий контроль за сроком выполнения, минимизируется использование ресурсов, кнутом и пряником руководители стимулируют работников (кстати, сталинские наркомы не додумались до KPI). Важно понимать, что кроме госплана есть ещё и корпплан (корпоративный план), который не ставится в один ряд с госпланом. «Это другое» – скажет рыночник. Собственно говоря, а почему?

Большие корпорации имеют планы на пять-десять лет вперёд, а отнюдь не пытаются как флюгеры каждый месяц уловить дуновение ветра. С крахом СССР в мировой экономике не стало меньше плановых элементов, просто надо сместить фокус с государства на бизнес, и всё встанет на свои места. И помнить, что размер активов крупных корпораций постоянно растёт, давно сравнившись с бюджетами государств. Но если правители государств подотчётны гражданам (по крайней мере формально) и хотя бы теоретически обязаны распределять вырученные государственной экономикой средства в пользу народа, то владельцы транснациональных корпораций таких обязательств не имеют и могут со спокойной совестью распределять барыши по своим карманам.

2) В Москве – сила, остальным – могила?

Предприятия в рамках логики рыночной экономики занимаются подсчетом прибылей и убытков, а компания озадачены вопросами поисков дешёвой рабочей силы или, наоборот, квалифицированных кадров, удобной логистикой, ёмкими рынками сбыта. Владельцам бизнеса нет дела, например, до развития тех или иных территорий, если это не целесообразно с точки зрения расчёта прибыли и убытка. Так получилось, что российскому капиталисту выгоднее найти упомянутые выше слагаемые успеха в городе Москва.

Рыночные реформы в РФ шла синхронно с гиперцентрализацией. Оказалось, что «делать дела» удобней, а главное – доходней, в столице, поэтому Москва начала разрастаться до неимоверных размеров при деградации (в большей или меньшей степени) остальных регионов страны. Сложилась ситуация, когда капитализму не выгодно, например, развивать Тверскую область, Хабаровский край или Чувашию – более 2/3 российских регионов не интересны крупному бизнесу. Зачем вкладываться в развитие Благовещенска или Пскова? Неудобная логистика, нет значимых природных ресурсов, зато есть бедное население, которое не способно покупать много потребительского барахла и при этом не хочет работать за копейки как гастарбайтеры.

В РФ сложилась ситуация, когда бизнес всё более завязывается на Москву, а органы государственной власти пытаются как-то изменить этот дисбаланс, направив инвестиционный потоки в глубинку. Слабые потуги. «Размосквичить» Россию способен только госплан – целенаправленное вложение средств в те уголки России, которые «не вписались в рынок». В конце концов, Благовещенск и Псков – это ещё полбеды на фоне угасающих малых городов и мрачных посёлков средней полосы.


3) Три прорывных проекта эпохи

Три ключевых изобретения второй половины XX века, определяющие нашу современную жизнь – детища плановой экономики. Это компьютер (привет, Алан Тьюринг), космические полёты (привет, Сергей Королев), интернет (привет, Arpanet). Прорывные проекты этого периода – это военные проекты, или направления, напрямую следующие из «оборонки». Излишне говорить, что в период Второй мировой войны и последующей за ней Холодной войны оборонная промышленность организовалась государствами на плановых началах без учета «невидимой руки рынка». Даже в государствах, где экономика была формально рыночной, военные ведомства работали на иных началах. Один из плюсов государственного планирования – возможность концентрации ресурсов для прорывных проектов, которые напрямую не приносят прибыль.

4) Потребление растет по плану

О, том как корпорации применяют командно-административное управление, мы уже поговорили, однако глобальный бизнес давно уже планирует не только производство, но и потребление. В лидирующих странах наблюдается кризис перепроизводства – в условиях, когда базовые жизненные потребности «золотого миллиарда», такие как еда, одежда, место для ночлега,  удовлетворены, бизнес научился фактически придумывать (то есть планировать) для покупателей новые нужды вроде регулярной смены личного авто или гаджета, заражая граждан потребительским энурезом. Обществу навязывается гонка за новым благами, обывателя убеждают, что нужно постоянно приобретать всё больше и больше. До такого не додумались большевики с их пятилетками.

Тем не менее, планировать рост аппетитов ширнармасс получается не очень. Треть произведённых в мире пищевых продуктов отправляется на помойку. Модные дома сжигают непроданную одежду на многие миллиарды долларов, а производители автомобилей складируют продукцию, не нашедшую спроса, прямо под открытым небом. Десятки тысяч машины гниют на этих стоянках годами, загрязняют окружающую среду, показывая всему миру весьма характерные штрихи к портрету современного капитализма и потребительского общества.

Получается, что люди не хотят покупать вещей в таком количестве, в котором их производит бизнес, стремящийся максимизировать прибыль. Однако мировой капсистеме по-прежнему нужны не только стахановцы производства, которые выполнят пятилетку в четыре года, но и стахановцы потребления – те, кто готов наращивать массовость своих покупок.

5) Госплану не хватало ЭВМ

Командно-административную систему, которая была в СССР, принято критиковать за дефицит и очереди. Люди роптали – дескать, почему страна производила всё больше и больше, перевыполнялись планы, однако до прилавков товары в нужном количестве зачастую не появлялись. Можно долго рассуждать о причинах позднесоветского дефицита, но одна из них – проблемы в распределении. Централизованная система не справлялась с огромными потоками информации, в итоге, например, десятки тысяч тонн овощей гнили на овощебазах, доходя до прилавков в нетоварном состоянии.

Видя проблемы, учёные давно предлагали выход. Например, знаменитый кибернетик и советский академик Виктор Глушко (не путать и другим известным академиком – ракетостроителем Валентином Глушко) предлагал патч для госплана – систему ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система учета и обработки информации). Иногда её называют советским интернетом, но это не совсем корректно  - ОГАС основывался на других принципах, он должен был стать сетью вычислительных центров для автоматизации советской экономики. Идеи создать большую общегосударственную ЭВМ и соответствующие разработки возникали в советской стране ещё в 50-е годы, но не встретили понимания у тупеющих партфункционеров. Проект ОГАС, среди прочих, также был не реализован.

Сейчас, когда рядовой пользователь способен наблюдать за траекторией движения вызываемого такси со своей гаджета, и государство, и компании могут легко решить проблемы с отслеживанием гниющих на складе помидоров. Технологические возможности для планирования распределения ресурсов и товаров имеются сполна.

6) Крах либертарианства Дурова

Настоящая отдушина ультра-рыночников – это то, как развивается бизнес, связанный с развитием интернета. Вот уже где нет муравьиного коллективизма, зато каждый может устраивать жизнь по- своему – хочешь крипту майни, хочешь зарабатывай на SMM или монетизируй свой блог. Лепота. А самым башковитым предлагается не просто зарабатывать в сети, а развивать саму сеть – например, стать программистом и получать большие деньги в хорошей компании. Или даже сказочно разбогатеть таким образом. Стивен Джобс, Марк Цукерберг, Павел Дуров – идолы уже не одного, а двух поколений. Конечно, по законам современного времени их выстёбывают и критикуют, однако вряд ли кто-то может пошатнуть их трон, где они, небожители, воспринимают как те, кто «сделал себя» по законам рынка, став успешным благодаря правилам «старого капитализма» по Адаму Смиту и Джону Миллю, где талантливый человек имеет все шансы стать предпринимателем первой величины без помощи чиновников.

Естественно, и Джобс, и Цукерберг, и Дуров – глобалисты и сторонники экономики, не сдерживаемой тисками государства. Однако не так давно случился конфуз: либертарианец Дуров, который в 2012 г. призывал  «отменить прописку, загранпаспорт как отдельную сущность, въездные визы, воинский призыв и другие рудименты феодализма» в июле 2020 г. написал статью «Как Apple уничтожает стартапы по всему миру — и как это можно остановить». В ней автор отмечает, что «яблочные» злоупотребляют своими позициями, облагая конскими налогами разработчиков приложений. «Помешать двум наднациональным корпорациям собирать налог со всего человечества — непростая задача» – пишет Павел.

В качестве выхода из ситуации Дуров предлагает старое-доброе госрегулирование – проведение антимонопольных расследований,  законодательные ограничения для Apple со стороны государств (обязательства допустить альтернативы магазины приложений Appstore), наложение требований по установке российских приложений.

7) Рынок загрязняет

Предпринимателю не выгодно заниматься утилизацией мусора, созданием экологически чистой упаковки, снижением выбросов. Любые меры, направленные на повышение экологичности производства, несут издержки, а бизнес стремится издержки минимизировать. Загрязнение мирового океана, загрязнение воздуха, уменьшение биоразнообразия, опустынивание, недостаток питьевой воды – в решении этих проблем рынок не поможет. Следовательно, заставить бизнес не отравлять природу способно только внешнее принуждение, а это уже планирование, осуществляемой обществом.

Кстати, соцсети завалены демотиваторами, где европейские страны не только весь свой мусор перерабатывают, да еще и у соседей принимают. Мол, вот какой экологичный капитализм получился. Однако, этот манямирок далек от реальности, о чем можно узнать из видео канала «Выход есть».  С мусорной проблемой не справляются даже страны самого развитого капитализма.

8) Китайский опыт

Плановая экономика в обыденном сознании ассоциируется с СССР. С 1953 года пятилетки стали проводиться и в Китае, копируя экономические наработки красного соседа. В 1991 году Советский Союз рухнул, однако в КНР пятилетки никуда не делись. Так, в 2016 году в этой стране была объявлена XIII пятилетка. Можно долго спорить, является ли Китай в большей степени капиталистическим или социалистическим государством, однако государственные планы в Поднебесной никто не отменял. Реформы Дэн Сяопина, которые представляли собой активное внедрение частного бизнеса и рыночной экономики, также укладывались в пятилетнее планирование. С другой стороны, надо отметить, что китайские пятилетки меняют содержание – если во времена председателя Мао они представляли собой директивно установленные нормы производства различной продукции, то в последние десятилетия они больше представляют собой фиксирование определенных направлений и тенденций. Красивую инфографику по китайским пятилеткам можно посмотреть – здесь.

Понятно, что уровень жизни в Китае растёт, но надо понимать, что это не просто рост постольку-поскольку, а пример подъёма из бедности сотен миллионов человек, не имеющий аналогов в истории последних десятков лет. Подъем, осуществленный без перестройки, «демократии», гласности, криминальных залоговых аукционов.

Китайский реформатор Дэн Сяопин запомнился в России скорее как щуплый дедушка, выглядящий безобидно после Мао Цзэдуна. Между тем, Дэн - это не только партфункционер КПК, но и старый революционер, и диктатор, и глава целого генеральского клана. Более того, Дэн - это китайский военачальник, командовавший воинскими соединениями, не меньшим по численности чем армии маршала Жукова, имевший как большую хозяйственную практику, так и лихой опыт действий в экстремальных ситуациях (раскатал танками митингующих студентов на площади Тяньаньмэнь).


9) В США много государства

«Ну, хорошо, с Китаем всё понятно, там полурабский труд за миску риса, от забора и до заката – воскликнет критик - Но есть же пример главной экономики мира – американской». Вот там-то точно должен быть рынок и свободная конкуренция, где каждый может добиться всего сам, пройдя путь от чистильщика обуви до магната. Примерно так в США и было…, но давно. В двадцатом столетии американская экономика становилась вcё более зависящей от государства. В Америке на протяжении прошлого столетия как активно развивались меры  регулирования частного бизнеса (например, через антимонопольное законодательство или экологические стандарты), так и росла доля государственных предприятий. Госсектор в США составляет около 30% - это не так много, но в конце XIX века он не насчитывал и 5%. Вообще, грамотные сторонники «чистого рынка» давно не рассматривают то, что происходило в Штатах в прошлом веке (и происходит сейчас) как пример роста через развитие рыночных институтов.

10) «Исчезновение труда»

Куда будет двигаться человечество? Ответов много, но один из трендов – «исчезновение труда». По мере автоматизации производства (можно здесь вставить модное словечко наподобие цифровизации) теряется потребность в многотысячных фабриках и классическом рабочем классе. Современный завод – это завод-робот, где меньше сотни человек могут обеспечивать выпуск десятков тысяч автомобилей в год. Люди, идущие каждый день на работу по графику 5/2 и работающие по 8 часов, с каждым десятилетием становятся всё менее нужны корпорациям. Вместо пролетариев, от которых кровно зависело функционирование предприятий, и которые за XX век сумели добиться в Европе значительный социальных прав, постепенно приходит прекариат – временно занятые и частично занятые люди, работающие не по профессии и часто испытывающие куда больший произвол со стороны начальства, нежели официально устроенные на полный день рабочие.

Исчезают рабочие, офисные клерки и даже солдаты (вместо колоссальных армий воюют ЧВКшники и дроны), а самые быстрорастущие компании – это бизнес, связанный с IT, где, опять же, дюжина программистов может создать прибыль сравнимую с той, ради которой в прошлом веке трудились десятки тысяч человек. В этих условиях развитые страны задумываются о безусловном базовом доходе (ББД) – фиксированной сумме, которую будут получать граждане страны, вне зависимости от того, работают ли они или нет. По-видимому, те или иные формы ББД – это будущее многих стран, если не всего человечества, хотя внедрить базовый доход пока что по силам лишь нескольким богатым странам с маленький численностью населения. В России до прямых регулярных денежных переводов всему населению тоже ещё очень далеко – даже если выплачивать по 10 тыс. в месяц всем жителям нашей страны, бюджетные деньги, а также финансовые резервы  улетучатся за короткий срок (срок будет идти на месяцы), о чем я уже писал.

Тем не менее, в мировой экономике складывается ситуация, когда добавленную стоимость в большей степени создаёт не труд человека, а технологии, а значит ставится вопрос, каким образом доходы компаний должны идти на благо народа (как минимум, в форме налогов). Следовательно, возникает потребность в государственном планировании – распределении финансовых средств в пользу населения.

Лукавая история

Разговор о Белоруссии стоит начать с самого главного, основополагающего вопроса – о взаимоотношениях с Россией. С того, что нам здесь в России следует измерять именно этой мерой все происходящие в Минске процессы, ведь в конечном счёте не нужна никакая Республика Беларусь, независимая от РФ, равно как и Россия, навсегда расставшаяся с Киевом и Минском – неполноценное образование. В принципе, если вы считаете, что Беларусь – це Европа, а Московия – это азиатский Мордор, и вместе им не быть, то дальше можно не читать.

Понятно, что объединить великороссов с белорусами в одной стране, подобно тому, как, например, ФРГ слилась с ГДР – задача не из легких, и самой выгодной позицией остается выступать за Союзное государство как переходный этап к историческому воссоединению. Задача объединения Москвы и Минска является на данном этапе не столь революционной по форме, как кажется, она возможна без разрыва прошлых договорённостей и может проходить в рамках тех международных норм, которые были приняты в 90-е годы. Тогда, в период «дикого капитализма», парадоксальным образом на этом направлении было осуществлено намного больше правильных шагов, чем в нынешние годы «державности» и «суверенной демократии».

Больше Путина для дела воссоединения РФ с РБ сделал дедушка Ельцин, в годы президентства которого с 1996 по 1999 год был принят ряд двусторонних договоров, итогом которого стало это надгосударственное образование единым Парламентом и Госсоветом, Постоянным Комитетом. В Союзе предполагалось принятие унифицированного законодательства, а также единый флаг, герб, гимн, единая валюта. Всё это весьма одушевляло русских людей по обе стороны границ, измученных «парадами суверенитетов». Не случайно Егор Летов, в творчестве которого тогда еще не остыли баррикады Верховного Совета, на концерте в Петербурге в 1997 году кричал в зал: «Слава союзу Белоруссии и России! Слава Белоруссии! Слава России!».

Александр Лукашенко, молодой президент соседней Республики, казался многим настоящим героем, который начнёт возрождение СССР (ну, или Российской Империи). Вялый, слабеющий Ельцин казался решительному Лукашенко удобным внешнеполитическим партнёром, а однозначный, не лукавый курс на интеграцию с Россией был понятен и принят жителями Белоруссии, отдающим голоса за Батьку, которым гордились. Белоруссия в конце 90-х и начале «нулевых» была своеобразной «образцовой Россией», до которой должна дотягивать сама РФ. Помнится, в своё время по сети гуляла фотография, снятая с воздуха – граница между двумя членами Союзного государства: со стороны Белоруссии –поля засеянные, со стороны России – поля заброшенные.

Курс на «образцовую Россию», где белорус подавался как работящий, не пьющий русский с советским знаком ГОСТ, соблюдался Минском примерно до 2006 года. Этот период можно назвать золотой порой Союзного государства, однако основы, заложенные в 90-е, требовали развития интеграции, которая всё более тормозилась. Лукашенко отдалялся от России, тяготея к многовекторной политике, постепенно им был выбран курс на формирование независимой белорусской идентичности с самостоятельным историческим бэкграундом. Заигрывание с самостийностью усилилось в Белоруссии за последние пять лет до такой степени, что белорусские публицисты, заявляющие о необходимости объединения Минска и Москвы в единое государство, получают тюремные сроки, хотя по сути они озвучивают лишь то, что предлагал сам Батька на заре своего длинного президентства. Согласно недавнему опросу, 54,8% опрошенных в РБ высказались против того, что «Беларусь и Россия должны построить союзное государство с единой валютой, президентом и парламентом». «За» высказались 20,4 % респондентов.

Сложившаяся ситуация прискорбна и трагична. Следует признаться самим себе, что современные жители Белоруссии не хотят присоединения к РФ, хотя этот процесс был основным трендом, благодаря которому Лукашенко цементировал свой режим в первые годы правления. Ответственность здесь лежит не в меньшей степени на российской политической элите, провалившей белорусское направление. Сегодня Минск также потерян для Москвы как и Киев. За все постсоветские годы российская власть не утруждала себя в создании в Белоруссии политической силы, нацеленной на объединение с Россией. Не велась никакая последовательная работа в сфере культуры, медиа, образования политических партий, которая убеждала бы белорусов, что они – тоже русские и должны вернуться домой. Вместо этого наблюдались лишь неуклюжие попытки московской олигархии заполучить контроль над экономикой РБ, встречавшие отпор со стороны белорусских властей и белорусского общества.

Здесь стоит приблизиться к сути последних выборных процессов в Республике. Порядка 45% предприятий Белоруссии – это госпредприятия, причём около 25% всех предприятий республики – убыточные. Минская власть путём толкового государственного планирования обеспечивает заказами старые заводы и совхозы с большим штатом работников, а сохранение занятости обеспечивается даже с потерей экономической эффективности. В Белоруссии как массовое явление сохранились советские люди, понимаемые, как работники и специалисты крупных промышленных и аграрных предприятий. Эти трудящиеся – ядерный электорат Лукашенко. Прежде всего, это люди в возрасте 45+. Они понимают, что поглощение белорусской промышленности московскими хищниками означает приватизацию их места работы«эффективными менеджерами», которые устроят массовые сокращения и ликвидацию социального обеспечения работников. При этом у белорусских рабочих и крестьян (здесь без иронии) есть понимание, что прозападная бел-чырвона-белая оппозиция в экономическом плане – это те же самые приватизаторы. Заявления Тихановской в духе «я обычная домохозяйка, если изберёте – проведу перевыборы и вернусь к своим пельменям» лишь усиливает страх перед «диким капитализмом».

С другой стороны, от Лукашенко накопилась усталость в белорусском обществе. Он теряет молодёжь и средний возраст. В последний год власть откровенно злит людей. Например, присваивает себе волонтёрство и помощь медикам в период активного распространения коронавируса, при том, что врачам не оказывается должная финансовая поддержка. Ну, а фальсификации на выборах не вызывают сомнений у думающих людей. Экономика стагнирует, она закредитована, «образцовые русские» потеряли свой былой лоск. Белорусской промышленности и сельскому хозяйству нужен выход на большие рынки, которые есть в РФ (вот и экономическая программа для интеграции, которая будет выгодна жителям Белоруссии). Кстати, даже 20% сторонников объединения с Россией – это хорошие стартовые позиции для русского кандидата на выборах в Белоруссии, которые при одновременно разумном и массированном подходе к пропаганде могут легко удвоиться и утроиться.

В противостоянии первой и второй категории белорусов не так просто найти своих и чужих. Что толку радоваться тому, что Батька не допустил «майдан» снизу, если он проводит «майдан» сверху, поддерживая литвинство? Белорусские протесты не проходят под лозунгами против русских и нацистскими знамёнами? Да, это так, антилукашенковский движ выглядит лучше, но он ведёт к погрому устоявшейся экономической модели и власти демагогов либерального толка, вооружённых уличными вопилками с митингов. Делу объединения РБ и РФ не поможет ни чужой, ни хищник, а углубление Союзного государства уже невозможно с Путиным и Лукашенко.

Можно ли в России раздавать деньги людям



«Деньги – народу!» – раздаются призывы с разных сторон, призывающие российское государство помочь гражданам в условиях пандемии. «Без популизма, пожалуйста, бюджеты треснут» – слышится в ответ. Стороны жонглируют суммами, в которых количество нулей мало что говорит неподготовленному обывателю. Попробуем разобраться с цифрами.

Расчёты, представленные ниже, содержат погрешности, однако дают представление о масштабах денежных трансферов, которые хотят предоставить в качестве выплат населению как российские власти, так и сторонники либеральной оппозиции (команда Алексея Навального), в сравнении с возможностями нашей страны и подобными антикризисными практиками в других странах. Навальный появился в этом анализе не как «будущее России», а как публичный спикер, наиболее широко распространяющий альтернативную власти антикризисную программу. В данном случае более важно оценить реалистичность её выполнения, чем зацикливаться на персоналиях.

Сначала стоит определиться с параметрами, которые мы будем использовать в расчетах в качестве базовых (все они взяты из открытых источников):

- Доходная часть бюджета России на 2019 год составляет 20,2 трлн руб.;

- В Фонде национального благосостояния на апрель 2020 г. было 12,8 трлн руб.;

- Валовый внутренний продукт (ВВП) России в 2019 году составлял около 105-110 трлн рублей, по разным методикам подсчета.

Для того, чтобы оценить помощь, которую хотят предоставить России как правительство, так и команда Навального, оценим объем средств, которые тратят различные государства на ликвидацию последствий пандемии.Между тем, российское государство мало вкладывало в развитие экономики, однако накопило самые большие финансовые резервы с 1991 года, будто бабка на похороны. Достаточны ли они, чтобы помочь людям в трудную минуту?

Страны все разные, они отличаются и численностью населения, и объемом финансовых резервов. В этих условиях наиболее корректным будет оценка затрат государств, как доля от ВВП, затраченная на экономические меры в условиях пандемии. Большинство государств Европы и Америки тратит на эти нужны 10-20% валового внутреннего продукта. Антикризисный пакет Трампа составляет 2 трлн $, а средства, которые сверх этого предоставил американский Федрезерв – 4 трлн. $, при том, что ВВП США – 20 трлн $. Правительство Испании приняло решение выделить 200 млрд € на борьбу с коронавирусом – это около 20% ВВП страны, причём из них 117 млрд € - госсредства, остальные - привлеченные частные ресурсы, которыми ведущие испанские корпорации решили поделиться с народом (правда, получив от государства выгодные кредитные гарантии).

Следует понимать, что не вся денежная помощь идёт напрямую гражданам, хотя в тех же США установили пособие по безработице, большее, чем средняя зарплата в стране. Значительная, если не основная часть средств, выплачиваемая правительствами, направляется на поддержку бизнеса, однако результаты последующих расчётов дают вполне убедительный результат, несмотря на этот факт.

Меры правительства Путина

Глава правительства РФ Михаил Мишустин в начале апреля заявил, что на реализацию антикризисных мер и борьбу с коронавирусом в бюджете зарезервировано 1,4 трлн руб. (1,2% ВВП). В дальнейшем правительство скорректировало объем помощи – так 21 апреля было заявлено, что для поддержки экономики и доходов граждан зарезервировано уже 2,1 трлн руб. – около 2% от валового продукта.

Характерно, что о массовой поддержке населению первоначально речи вообще не шло – Россия весь апрель оставалась единственной страной из G8, не реализующей прямые выплаты народу. Лишь после майских праздников президент Владимир Путин заявил, что на каждого ребёнка в возрасте от 3 до 15 лет будет выплачено из бюджета по 10 тыс. руб. В России около 27 миллионов детей в этом возрасте, следовательно предполагается потратить на это направление 270 млрд рублей (всего лишь 0,23% ВВП).

По сути эти четверть процента от ВВП – это основная часть суммы, которую государство направило на массовую помощь гражданам страны, не считая помощи отдельным немногочисленным категориям, таким как врачи, борющиеся с коронавирусом. Поддержать их – дело святое, однако в процентом отношении к всему населению их число не велико. В сети глумятся над происходящим, вспоминая, например, что одной лишь «Роснефти» только за 2017 год перепало из казны 350 млрд. рублей – госкомпанию под руководством Сечина в Кремле оценили как нечто, более значимое, чем все дети России.

Поддержка и бизнеса, и жителей страны со стороны российского правительства в 5-10 раз ниже, чем в Испании, Франции, Канаде, Великобритании.

Меры команды Навального

Программа Навального «5 шагов для России»содержит следующие установки - единовременно выплатить по 20 тыс. руб. каждому взрослому жителю страны, и по 10 тыс. руб. - каждому несовершеннолетнему. Кроме того, в два последующих месяца в случае продолжения карантинных повторить мер выплачивать всем жителям страны по 10 тыс. руб. каждый месяц. Кроме того, Навальный предлагает выделить 2 трлн руб. для прямых безвозмездных выплат организациям малого и среднего предпринимательства.

На недавних дебатах обнаружилось, что сторонники Навального не владеют цифрами и не могут посчитать, каков же объем помощи для граждан они хотят предоставить. Проделаем эту работу за них. Численность населения России - 146, 7 млн чел, из них лиц в возрасте до 18 лет около 27 млн чел. Умножим численность получателей выплат на объём выплат в первый месяц: 27 * 10 + (146, 7 - 27) * 20 = 2664 (2,66 трлн руб.). За два последующие месяца объем выплат составит 20 * 146,7 = 2934 (2,93 трлн руб. ).

Сложив эти суммы, получаем, что навальновская прямая помощь народу (в условиях сохранения карантинных мер до начала июля) обойдётся в 5,59 трлн рублей - это около 76 млрд долларов. Не стоит забывать, что кроме прямых выплат населению команда Навального планирует и помощь бизнесу – 2 трлн, поэтому общий размер помощи (и бизнесу, и населению) должен составить около 7,6 трлн – две третьих ФНБ. В принципе, в отношении к ВВП страны это составляет около 7,2% валового продукта страны, что даже ниже, чем во многих развитых странах.
v
Таким образом, меры Навального действительно отдают популизмом, но лишь в устоявшихся условиях. Это очень большие траты по традиционным российским меркам, поскольку запросто ополовинить ФНБ ради простых людей и еще вычесть для бизнеса у нас ни одно российское правительство не решалось. Однако, это утверждение верно лишь в том случае, если рассматривать его в привычных рамках. Руководство России вполне могло разово решиться на такое «экономическое чудо» – такой здоровый популизм граждане вполне бы оценили, и он не имел бы фатальных последствий для российской экономики. В процентном отношении к ВВП такие траты были бы не выше, чем в большинстве других развитых стран, правда вызывает вопросы сам принцип – раздача денег всем категориями населения, без какого-либо разделения на тех, кто нуждается в них больше, а кто – меньше.

Деньги – на бочку?

Российское правительство руководствуется традиционным железобетонным принципом в отношении населения - «не давать слишком много, а то привыкнут к хорошему и потребуют еще».Можно было бы рассуждать о том, что в Европе и Америке тоже живётся не сладко, однако путём несложной математики обнаруживается, что политическая элита РФ ведёт себя в отношении собственных граждан пренебрежительно, вкладываясь меньше, чем европейские и американские правительства (в РФ, как мы уже отмечали, весь объем помощи – около 2% от ВВП, во многих других странах– 10-20% от ВВП). Государство не хочет урезать свои траты, не хочет трясти подконтрольные государству корпорации, надеясь оставить докризисное положение в самых разных сферах. Остаётся неизменной система олигархического капитализма, на фоне которого даже страны с более рыночной, чем государственной экономикой, такие как США, демонстрирует гораздо большую степень солидарности с собственным народом. Сегодня Трамп больший «социалист», чем Путин.

Программа Навального как проект поддержки населения выглядит популистской лишь на фоне сложившихся в российском государстве тенденций. Если же рассматривать её в общемировом контексте, но она не противоречит опыту других стран, хотя и делает несколько больший акцент на поддержании населения, нежели на поддержке предприятий. Другой вопрос, что никакой внятной детализации навальнисты не предлагают – популизм их фразеологии в том, что они с апломбом высказывают достаточно очевидные тезисы. В принципе, тоже самое предлагает и лево-патриотическая оппозиция, причём распределительные меры в ее случае выглядят органичными, хотя и менее артикулированными в медийном пространстве. Поклонник гайдаровских реформ Навальный, который в этом сезоне толкает речи как заправский социал-демократ, выглядит флюгером.

Известный американский философ и политолог Роберт Тед Гарр ещё в 1970 году выпустил актуальную и в наше время книгу «Почему люди бунтуют?». Гарр полагал, что у каждого человека и, что еще важнее, групп людей (наций, классов, местных сообществ, клубов, компаний, отдельных семей) есть «ценностные экспектации», то есть представления о том, что вам должно принадлежать по праву. «Экспектакции» — это блага и условия жизни, на которые, как убеждены люди, они могут с полным правом претендовать. Также у индивидов и групп индивидов есть «ценностные возможности» — это блага и условия, которые они, по их мнению, могли бы получить и удержи­вать. Возникший разрыв между «ценностными экспектациями» и «ценностными возможностями» называется «относительной депривацией». Грубо говоря, это ощущение того, что вы не можете получить то, что принадлежит вам по праву, это ваше представление о том, что вы чего-то лишены. Такая депривация и является топливом для бунтов и протестов во всем мире. В свою очередь, политический лидер, который умеет создать или оседлать такую волну, приучить людей требовать больше, чем они имеют на данный момент, может добиться успеха в переломные времена.

В России людей приучили к низкой депривации – население рассчитывает на малое, смиряясь с пресловутым ярмом под названием «лишних денег не давать». Мы живём в обществе с маленькими запросами, с заниженными «ценностными экспектациями», где людей приучают довольствоваться скромными результатами – потому что может быть хуже, как объясняется с высоких трибун. Низкие социальные ожидания в свою очередь объявляются стабильностью, как высшей ценностью. Поэтому программы по раздаче денег в кризисный период кажутся дешёвым популизмом даже многим критически настроенным гражданам – народ просто не привык требовать своего.

С другой стороны, механическая раздача финансовых средств не может быть долгосрочной стратегией. Прямая финансовая подпитка населения может быть разовой мерой, однако выплачивать даже 10 тыс руб в год всем жителям России представляется крайне рискованным, авантюрным шагом. Такие траты не сможет покрыть Фонд национального благосостояния – его хватит на восемь месяцев. Поэтому мадуровщиной являются призывы прямо сейчас посадить всё население нашей страны на постоянный доход от государства, сопоставимый с их зарплатами.

Безусловный базовый доход, то есть некая гарантированная выплата каждому гражданину – это, возможно, будущее человечества, но это удел очень развитых экономик. В России о таком пока можно только мечтать. Даже если раздавать гражданам всю прибыль от продажи сырья, средства быстро закончатся (тем более, в условиях низких цен на нефть), равно как и лишение элит их собственности не залатает прорехи. Поэтому выходом из ситуации является создание новых высокотехнологичных рабочих мест, которые смогли бы и обеспечить занятость населения, и нарастить ВВП. Ну а деньги раздавать прямо сейчас можно и нужно, но эта музыка не сможет длиться вечно.

Андрей Песоцкий, кандидат экономических наук, доцент

Оригинал

Антиглобализм по-русски



Россия всегда развивалась как имперское государство – и во времена царей, и во времена большевиков. Ради выживания страны необходимо продолжить этот вектор. Путинская олигархическая власть тоже копирует имперскую форму - однако за антуражем холёных гвардейцев из кремлевского полка в старомодных киверах стоит примитивное желание встроиться в верхушку общемирового «золотого миллиона». Отсюда и особняки за границей, и оффшорные счета, и дети, учащиеся в престижных западных школах и университетах.

Национал-большевики – антиглобалисты и последовательные имперцы, сторонники сильной и независимой России, в отличие от вороватых дельцов, представляющих собой нынешнюю элиту (на самом деле - псевдоэлиту). Мы аплодировали Путину, возвратившему Крым в русле наших старых НБ-тезисов из 90-х. Можно отметить правильные начинания властей РФ по защите русских за рубежом, однако видим эти действия половинчатыми, во многом имитационными. Сегодня нам мало Путина, мы себя видим большими патриотами, чем нынешняя российская власть.

Однако, следует понимать, что на земле торжествует единая мироэкономика (по И. Валлерстайну), где страны разделены на ядро, полупереферию (к которой относится и наша Ресурсная Федерация) и переферию. Существующие имперские образования (США, Китай) по-прежнему встроены в существующую экономическую Систему, не уничтожая неравенство и не ликвидируя унизительную бедность народов, отброшенных на обочину жизни. Наличие империй само по себе не разрывает гегемонию глобального капитала, поэтому мы одобряем сопротивление бедных и беднеющих наций, обращенных против неолиберальной политики элит. Еще В.И. Лениным было прозорливо указано, что борьба с капитализмом перемещается в страны «третьего мира», в наибольшей степени страдающие от эксплуатации и несправедливого распределения благ. Мы поддерживаем интернациональный характер этой борьбы, однако интернационализм не должен осуществляться в ущерб интересам России и русской нации. Наша идеология – антиглобализм русских патриотов.

Мы отвергаем конечную цель «левого» антиглобализма, предполагающего ликвидацию всех государств, включая Россию, однако в своих промежуточных формах он – наш союзник, как молот, наносящий удар по мировой капсистеме. Пусть будут сильны его удары, но мир без России – пустышка, будь проклят такой мир.

Необходимо отметить, что классические левые не играют первую скрипку в европейском и американском антиглобалистском истеблишменте (возможен и такой термин). Эту тему давно оседлали лево-либералы, представляющие собой отражённую в чёрном зеркале идеологию правящих элит. Лево-либералы уводят антикапиталистическую повестку к осуждению вторичных вопросов – будь то радикально поданный феминизм, защита мигрантов или сексменьшинств. Лево-либералы не угрожают капитализму, а выступают лишь полезными помощниками глобальной олигархии, канализирующими протестный потенциал беднеющих масс (впервые с 1945 года новое поколение жителей Западной Европы живет хуже предыдущего). Настоящим левым следует очищаться от ересей лево-либерализма.

Мы также отвергаем и многие патологические формы «правого» антиглобализма – например, распад государств на этнически однородные аграрные общины, где в форме фальшивой пасторали будет строиться пародийный крестьянский мирок с «калашами», лаптями и балалайками. Мы подвергаем скепсису и многие аспекты «Четвёртой политической теории» А. Дугина, где предлагается противостоять мировой капсистеме через обращение в Азии и Африке к племенной архаике.

Национал-большевики – за проведение новой индустриализации в рамках социалистической экономики, за протекционизм. Россия должна обладать политическим и экономическим суверенитетом (по К. Шмитту), не являться придатком Востока или Запада. Необходимо направить усилия на обретение этого суверенитета, которой возможен только при возрождении промышленности. Должны быть как восстановлены жизненно необходимые базовые хозяйственные отрасли (сельское хозяйство, легкая промышленность, машиностроение), так и развиваться передовые направления в рамках «шестого технологического уклада» (нано- и биотехнологии, цифровые технологии, альтернативная энергетика, искусственный интеллект).

Русский антиглобализм мы не видим без преодоления технологической отсталости родной страны, без штурма неба. Мы запустили человека в космос в XX веке, а в XXI веке наши люди обязаны вступить на Марс!

В то же время, антиглобализм – это не только технологический рост, это ещё и изменение общественной жизни. Национал-большевики – за государство, сильное во внешней политике и организующее деятельность крупных предприятий на принципах плановой экономики. Однако, внутри страны мы – за свободное развитие социума, за цветущую сложность. Если глобалисты выступают за единообразное государство послушания (прозорливо описанное Э. Лимоновым в книге «Дисциплинарный санаторий»), где жизнь индивиду определяется политкорректностью, потребительской философией и допустимыми мещанскими формами поведения, то национал-большевики допускают независимое существование различных общин внутри единого государственного организма.

Глобализации нужны травоядные, она не нуждается в революционерах и выталкивает их в находящиеся в состоянии хаоса нищие страны переферии. Мы против такой Системы, которая уничтожает в человеке героическое начало. Человек также не должен жить в цифровом рабстве, где его жизнь зависит от системы видеокамер, а также аккаунта в соцсетях и номера банковской карты, которые могут быть отключены надсмотрщиками из транснациональных корпораций или местных контролирующих органов.

Итак, НБ-антиглобализм основывается на следующих принципах:

1) Россия должна существовать как Империя, будучи одним из центров многополярного мира, проводящая суверенную внешнюю политику и строящая суверенную экономику на принципах новой индустриализации;
2) для демонтажа глобальной капиталистической системы необходима поддержка социальных и национальных протестов бедных и беднеющих народов против неолиберальной политики мировых элит;
3) необходимо освобождение людей от власти «дисциплинарного санатория», следует отринуть подчинение человека глобальному унифицированному стандарту поведения, с небывалой силой навязываемому в «цифровую эпоху».

Оригинал

Государство «Яндекс»

Нидерландский бизнес гражданина Мальты, опирающийся на труд мигрантов и других бедняков, считается примером правильного предпринимательства цифровой эры

Многие романтики рыночной экономики любят педалировать тезис, согласно которому в 90-е в результате приватизации был построен неправильный капитализм, который и не капитализмом вовсе был, а номенклатурным сговором. Потому, дескать, и советское промышленное наследие в значительной степени было пущено по ветру, поскольку им завладели хапуги, а вовсе не настоящие бизнесмены, победившие в конкурентной борьбе. При этом в качестве правильных «акул капитала», которые создали компании с нуля, обычно вспоминают Чичваркина, Дурова и, конечно же, основателей «Яндекса». Последним принято гордиться – в России есть своя поисковая система «Яндекс», в том время, как в большинстве европейских стран их нет, а люди пользуются Google.

Ещё ставить «Яндекс» как положительный пример национального бизнеса любят уверовавшие в Адама Смита русские националисты. Утверждения о том, что любая крупная компания в XXI веке, если её не удерживать в рамках госрегулирования, стремится стать транснациональной и отнюдь не всегда (мягко говоря) заинтересована в том, чтобы вкладываться в свою Родины, подвергается критики. А вот же «Яндекс» – правильный, свой, победивший в конкурентной борьбе, очаг общества будущего без власти чиновников, при этом основанный нашими соотечественниками! Однако хочется задаваться вопросом, насколько этот замечательный светоч капитализма развивает Россию?

Компания «Яндекс» была основана в 1997 году программистами Аркадием Воложем и Ильёй Сегаловичем, ставшими культовыми фигурами в определенных кругах. Игорь Сегалович умер в возрасте 48 лет в 2013 году в Лондоне от рака желудка, после сего Аркадий Волож сохраняет статус единственного отца-основателя компании, он же является и основным её собственником. В 2016 году господин Волож вместе с родителями и детьми получил второе гражданство - Мальты, заплатит в качестве инвестиций в экономику этой страны 880 тыс. евро. Как-то не очень вяжется с патриотизмом, но какой-нибудь юный атлант обязательно возразит – правильно делает мужик, второй аэродром готовит, а то ведь сожрать могут!

Оставим в стороне тот факт, что владелец «Яндекса» имеет второе гражданство, равно как и то, что официально компания зарегистрирована в Нидерландах и именуется Yandex N.V. Продолжим разбирать патриотизм этого бизнеса, при том, что «Яндекс» – быстрорастущая компания, проникающая во всё новые сферы и занимающая всё большие рыночные ниши, такие как доставка еды, такси, постепенно превращаясь в государство в государстве. Либертарианцы считают, что так и должно быть – эффективный, конкурентоспособный бизнес без помощи чиновников возит граждан, снабжает их едой и, кажется, будет на голову обходить неповоротливого государственного левиафана во всём передовом – «цифровом», «креативном», «инновационном».

Если рассматривать деятельность «Яндекса» с точки зрения поддержки студентов, увлеченных информационными технологиями (в вузах России есть стипендия имени Ильи Сегаловича), то можно  положительно оценить эти вложения, однако программисты – не большой, хотя и очень заметный сегмент общества. Компания Воложа, как мы выяснили, пошла значительно дальше.

А вот здесь и начинается самая интересная часть разговора. Если посмотреть на сервис «Яндекс.Такси» – то это изматывающая работа за гроши. Автомобильный эксперт Петр Шкуматов в качестве эксперимента решил поработать на этот агрегатор, таксистом эконом-класса в Москве, после чего написал об этом опыте: “Не то что разбогатеть, даже просто заработать на хлеб с колбасой в экономтакси нереально. Грязными за 12 часов тяжелой работы - 5000 рублей, это в среднем за три дня. Вычитайте отсюда бензин - 1000, аренда - 1500, комиссия агрегатора, которая варьируется от 10 до 25 процентов за поездку, и еще 500 рублей на мойку машины и жидкость стеклоочистителя. Выходит чистыми меньше 2000 рублей за 12-часовой рабочий день. Это 165 рублей в час (для сравнения: в «Макдоналдсе» официанты получают 200 рублей в час) “.

Начинал «Яндекс» на рынке такси как неплохой работодатель, предлагавший водителям хорошие условия труда, однако потеснив конкурентов с рынка, компания начала ужесточать условия и для водителей, и для клиентов. Были отменены и доплаты таксистам, и скидки клиентам. При этом требования к автомобилю и навыкам шофёра всегда были минимальные, лишь в последние месяцы в «Яндекс. Такси» их стали немного повышать, чтобы сгладить волну недовольства, ведь неприятные происшествия с водителями этой компании - обычное дело.

Не удивительно, что в такой ситуации таксистами всё чаще становятся мигранты. По оценкам Петра Шкуматова, 72% водителей «Яндекс. Такси» - выходцы из сопредельных государств, причем именно у этого агрегатора данный показатель наиболее высок. Вот здесь националисту, уверовавшему в рыночек, стоит хорошенько задуматься: компания Воложа создаёт рабочие места, в первую очередь, не для русских, делая ставку на гастарбайтеров, готовых пахать от зари до заката. Естественно, плохо адаптированные «гости» из среднеазиатских республик, работающие в условиях повышенной усталости – прямая угроза для безопасности на дорогах.

Агрегатор материально заинтересован ваш заказ тому водителю, который сможет его принять с максимальной комиссией посредника, а далеко не самому профессиональному. И дело здесь, прежде всего, не в этническом происхождении, а в самом подходе – коренных жителей среди таксистов тоже не мало, однако из них также выжимают все соки, и в компании Воложа - особенно. Водитель «Яндекс. Такси» – это именно бедный и уставший водитель, который, по мнению агрегатора и существующему законодательству, несет всю полноту ответственности перед вами за вашу жизнь и здоровье.

Что касается другого сервиса рассматриваемого образчика свободного капитализма, «Яндекс. Еды», то очевидно, что компания вновь в большей степени делает ставку на приезжих. Большинство доставщиков еды – всё те же смуглые ребята из Средней Азии – резервная армия труда, к которой охотно прибегает капитал. Не мало на этой работе и студентов, которым вместо практического опыта по своей специальности рынок уготовил носить рюкзак с пиццей и роллами. «Яндекс. Еда» – этот вновь изматывающий тяжкий труд за маленькую зарплату, который причудливо сочетается с достижениями диджитализации. В апреле прошлого года в Петербурге десятичасовой непрерывной развозки заказов курьер из Киргизии умер во время работы, получив сердечный приступ от перегрузки. Эта трагедия запустила волну жалоб о тяжелых условиях работы в компании.

В «Яндекс. Еде» штрафуют по любым поводам, а обещанные в промоматериалах деньги возможно получить, только если вкалывать сильно больше допустимой трудовым кодексом нормы. Например, на сайте сервиса указана возможность зарабатывать до 3500 рублей в день, а по отзывам курьеров заработать больше 1500 при обычных условиях невозможно. Характерно, что в нарушении трудового кодекса в компании предусмотрен лишь 20-минутный обеденный перерыв, которого могут лишить, если курьер не успевает доставлять заказы.

Работа уличных сервисов «Яндекса», тех которые возят людей, и возят людям еду – хорошая иллюстрация реальности современного капитализма, не подвергающегося регулированию со стороны общества. Созданный с нуля, «прогрессивный»  и «передовой» бизнес мальтийского гражданина Аркадия Воложа не создаёт большое количество качественных рабочих мест в своей стране, он не связан с почвой, родной землёй, а новейшие технологии цифровые технологии не отменяют в этом случае полурабский труд в духе XIX века. Трудовая армия Воложа – это армия гастарбайтеров и других бедняков; развивать внутренний  рынок труда России гигантский «Яндекс» не намерен (не считая небольшого сегмента - программистов).

Заканчивая разговор о «Яндексе», хочется пофантазировать. Всяческие «русские капиталисты», как мы уже отмечали, любят рассуждать о том, что в будущем государства будут отмирать и общество будет организовано само, а точнее говоря, его будут организовывать корпорации. Либертарианцы заходят дальше всех, предлагая вводить частную полицию, частные суды. И что-то подсказывает, что если государство РФ заменить государством «Яндекс», жизнь будет просто уморительной – скажем, судить вас станет корпоративный суд, где зачитывать приговор будет не выпускник Кембриджа или даже СПбГУ, захаживающий на дворянские собрания, а Тагир Маджулов в жёлтой куртке, закончивший на заочке юрфак в Душанбе. Демпинг. Рыночек порешал.


Как надо понимать конфликт США с Ираном

1. Нет, это не Третья мировая война. Если вы не идёте в магазин покупать запасы тушёнки на месяц, не изучаете, где у вас в районе бомбоубежище, не рассматриваете планы эвакуации детей и родителей, а вы это не делаете, то ничего похожего на первые две мировые бойни с танковыми армадами и мобилизацией народов под ружьё не происходит. Не правильно разбрасываться с дивана серьезными словами.

2. Ситуация на Ближнем Востоке, наверное, никогда в истории не была столь хаотичной с точки зрения участия сторон. Например, есть турецкий лидер Эрдоган - "друг Путина" (ДП). Эрдоган - партнёр Трампа по НАТО, при этом постоянно попадает со Штатами в клинч. В Сирии Эрдоган то воюет, то дружит с другим ДП - Асадом, который сбивает ракеты, выпущенные Израилем, который возглавляет очередной ДП. В Сирии есть и иранские формирования, и это тоже всё ДП, которые враждуют с Израилем. В Ливии Эрдоган ставит на одно правительство, а Кремль на другое, а вот в это время в Йемене саудиты, тоже большие ДП, воюют с иранскими прокси... В общем, в данном регионе поколачивают друг друга одни сплошные "друзья Путина", первый из которых сам Дональд Фёдорович Трамп. Излишне говорить, что никакие они не друзья, а просто партнеры по решению тех или иных вопросов.

3. Уже окончательно понятно, что не наступает никакого "открытого общества", где стираются границы, люди живут по международному праву, разоружаются, торгуют и путешествуют, а пони какают радугой. «Кому-то Новый год, кому-то старый гад, Где-то идёт град, где-то стреляет "Град", А ты, давай, будь рад, как будто хавал бутират». Мир распадается на империи, распадается на территории с абсолютно разным уровнем образом и качеством жизни, распадается на сообщества людей, которые совсем не похожи друг на друга, несмотря на всеобщую доступность мировой сети и масскультуры. Кто-то не держал ничего в жизни тяжелее мыши и мочит террористов в Call of Duty, а кому-то с шестнадцать лет приходится держать "калаш".

4. В войне США с Ираном победят цены на нефть, которые поползут вверх. В целом, нынешней России ситуация выгодна (если не вмешаются какие-либо иные факторы в нарастающем мировом хаосе) - можно одной рукой толкать оружие можно кому угодно из участников пожарища, не заморачиваясь по поводу того, признаёт ли партнер достоверность шести крупнейших сводов хадисов, а другой рукой пытаться их помирить, выглядя миротворцами, прогрессорами, просто разумными людьми.

Заводской реквием Петербурга

В Петербурге почти невозможно найти экскурсию, раскрывающую промышленную историю города - не модно это. Немногие знают, где в Ленинграде делали первые "Катюши", а где собирали прототип первого советского компа, открываются ли в Питере новые памятники рабочим и где работал легендарный русский конструктор и царский генерал - Сергей Мосин, чья трёхлинейка служила в мире сто лет. Город на Неве, заводская мощь которого пришла в упадок за последние десятки лет, скрывает от своих жителей и гостей артефакты былого величия, когда страна умела многое производить, а не просто потреблять.

Мы попытались исправить пробел и провели уникальную прогулку по руинам индустриального Петербурга, вспомнили Блока и Бродского, всмотревшись в эту бездну, в результате чего получился данный депрессивный репортаж.

Режиссер - Иван Гладин

Заводская музыка - Александр Лебедев-Фронтов

Ельцин-центр: настоящий, а не игрушечный

Опубликованные свежие данные аналитической службы Рамблера говорят о том, что большинство россиян (91%) выступили против существования "Ельцин-центра", мотивируя это тем, что центр искажает историю государства. И лишь 5% человек считают, что центр – это дань уважения первому президенту России. Как не впихивают царя Бориса нашему народу, сколько не вбухивается средств в сего обеление, всё равно народ голосует ногами. И правильно делает.

Что интересно, не работает довод сторонников ЕБН-центра, дескать его экспозиция - это дань истории, рассказ о 90-х, а не только пропаганда.

Вообще, конечно, музей о 90-х нужен. Сделать его в форме горящего Дома советов, как символ расстрела демократии. Примерная тематика залов музея следующая: первый зал, самый легкий для восприятия - "новые русские" (в центре - фото Михалкова из фильма "Жмурки", единственного фильма, где он играет сам себя), второй зал - "деиндустриалазция" (большой график на экране, СССР перед распадом производил 12% мирового ВВП, Россия после его распада - менее 1%), третий - "геноцид" (статистика падения численности населения), четвертый зал в стиле постапокалипсиса - военные конфликты на просторах бывшего СССР (резня в Душанбе, чеченский ад, Карабах, Абхазия, Приднестровье).

Особенно жутко показать Чечню: стенд, где пленный русский солдат, вытащенный из зиндана, принимает ислам, убивая своего соплеменника на камеру, под гогот бородачей; переговоры Черномырдина и Басаева (дрожащий голос премьера - "Шамиль, Шамиль...") сделать доступными для прослушивания.

Пятый зал - вновь мягкий. Музыка из 90-х: Мистер Малой ("Алкоголь, никотин! Буду погибать молодым!"), всевозможные поющие трусы, ну и "Вирус", "Руки вверх" и прочие. Рассказать про феномен MTV. Рядом для контраста - "Коррозия металла", "Сектор Газа", "ГрОб", "Коловрат".

Как говорится, вот таким должен быть настоящий, а не игрушечный Ельцин-центр.